Жизнь после рака: как сделать ее яркой?

Как сделать жизнь после рака яркой?

Жизнь после рака: как сделать ее яркой?

Жизнь после рака всегда изменяется. Она уже не будет прежней, поскольку больному пришлось пройти много испытаний, которые в целом влияют на работу организма. Опыт каждого человека индивидуален и руководствуется психологическими особенностями. Но однозначно только одно: это всегда эмоциональное переживание, которое зависит от ряда факторов:

  • типа темперамента;
  • сложности заболевания;
  • этапа, на котором человеку удалось освободиться от болезни;
  • отношений в семье;
  • поддержки родных и близких.

Главное в жизни после рака ‒ не допустить слишком тревожного состояния и депрессии. Это связано с тем, что после излечения от онкологии всегда наступает эйфория. Она сопровождается выбросом высокого уровня адреналина.

Со временем больной успокаивается, а глубокое удовлетворение может замениться на разочарование.

Затем человек начинает думать о том, что его ждет в будущем, не вернется ли болезнь обратно, есть ли гарантии того, что после агрессивных способов лечения рак не поразит иные органы.

На эти вопросы никто не может дать точного ответа. Однако, в человеческих силах заботиться о своем здоровье и предпринимать все способы, чтобы раковое заболевание не возникло повторно.

Как жить после рака: общие главные правила

После выздоравливания человек должен быть готовым к некоторым физиологическим изменениям организма и психического состояния:

  • внешний вид может вызывать смущение из-за наличия шрамов или облысения;
  • иногда дискомфорт возникает из-за невозможности заниматься прежним делом или вести тот способ жизни, что был до болезни;
  • некоторые органы работают по-другому;
  • может возникнуть чувство одинокости или вины из-за потери друзей, с которыми познакомился в больнице;
  • наблюдается неопределенность в будущем.

Пациент должен предпринять некие меры, чтобы справиться с возникшей ситуацией:

  1. Отслеживать состояние здоровья, но пытаться панически не бояться возвращения недуга.
  2. Следовать долгосрочным рекомендациям онколога.
  3. Проводить больше времени с родными и близкими.
  4. Заниматься йогой или иными видами релаксации.

Жизнь после рака. Шаг 1 – Восстановление

Восстановление после рака заключается не только в физическом исцелении, но и духовном. Нужно пытаться избавиться от страха повторения заболевания, а в случае необходимости – посещать психолога.

Специалисты, помогающие больным выйти из состояния депрессии после рака, замечают, что иногда человек чувствует себя уязвимым и незащищенным. Поэтому общие советы психологов гласят:

  • Нужно воспринять себя таким, как есть. Даже физиологические изменения или дисфункции ничего не значат в сравнении с тем, что дарован второй шанс для жизни. В жизни после рака важно адаптироваться и повысить внутреннюю самооценку, ведь не каждому удается исцелиться от этого страшного недуга.
  • Для того, чтобы не ощущать себя нужным для социума, можно принимать участие в социальных программах по реабилитации онкобольных и делиться с другими собственным опытом. Быть примером для других ‒ нелегкая задача. Говоря людям о своих проблемах и способах избавления от них, поневоле сам научишься избавляться от житейских сложностей.
  • Акцентируйтесь на собственных достижениях.Важно научиться снова доверять своему телу, не реагировать разочарованно на малейшие недомогания.
  • Постарайтесь обрести уверенность в себе.
  • Попробуйте применять арт-терапию, научитесь выражать свои эмоции с помощью музыки, танца, рисования.
  • Если позволяет здоровье, жизнь после рака можно превратить в интересное путешествие и открытие нового в мире. Если физически это трудно сделать, тогда стоит посвятить свободное время чтению новых книг или познавательной деятельности.
  • Врачи отмечают, что, по крайней мере, ¾ пациентов после успешного завершения лечения испытывают усталость. Она может нарушать многие сферы жизнедеятельности. Поэтому важно не игнорировать это пассивное состояние, а прислушиваться к организму.

С целью восстановления стоит поставить перед собой 3 задания:

  1. Определить приоритеты и расставить жизненные акценты.
  2. Планировать свое будущее и сразу же начать придерживаться этих целей.
  3. Активно начать реализовывать задуманное, не реагируя ни на какие опасения.

Жизнь после рака. Шаг 2 – План спасения

задача в жизни после рака ‒ определить сферы, в которых можно выразить себя по-новому, включая перенесенный опыт тяжелого заболевания.

Чтобы было легче адаптироваться к возникшей ситуации, стоит прислушаться к нижеуказанным рекомендациям:

  • Позаботьтесь о гармонии в своем внутреннем мире!

Для этого:

  1. уменьшите свои страхи по поводу рецидива рака за счет интересных и нужных как для вас, так и для других людей, занятий;
  2. глядите на жизнь с верой и оптимизмом. Позитивный настрой способен преодолеть любые трудности;
  3. в эмоционально сложные дни, когда наступает чувство усталости или разочарования, найдите себе какое-то занятие или просто отдохните от грустных мыслей, развлекитесь (например, на природе, в кинотеатре, ресторане и пр.).
  • Держите связь с лечащим врачом и персоналом!

Сообщайте им обо всех изменениях организма. Они также грамотно помогут спланировать вашу жизнь после рака, назначат поддерживающую терапию в виде иммуностимуляторов, порекомендуют правильные витамины от рака и др. Также, после перенесения агрессивных методов лечения (лучевой или сильной химиотерапии) вам потребуются курс восстановительных мероприятий и / или реабилитация.

  • Позаботьтесь о полезном и правильном питании!

Нужно максимально сосредоточиться на употреблении правильных для вас продуктов. Состояние каждого человека после перенесенного ракового заболевания сугубо индивидуальное.

Возможно, кому-то потребуется особенное питание, которое назначит диетолог.

Но общие рекомендации предвидят здоровую диету с большим количеством свежих фруктов и разноцветных овощей, поскольку в них содержится много витаминов, микроэлементов, аминокислот и антиоксидантов.

Важно знать: Питание больных раком: 11 самых важных продуктов

  • Поддерживайте свою физическую форму!

Занятия спортом полезны не только для тела, но и для снятия умственного и психологического напряжений, стресса, помогают отвлечься от депрессивных мыслей. Однако, физические нагрузки должны быть согласованы с врачом и увеличиваться постепенно с учетом реакции вашего организма.

Жизнь после рака наполнена новым смыслом. Ее стоит провести именно так, как хочется, и всегда помнить, что этим шансом нужно пользоваться с умом.

Источник: https://orake.info/kak-sdelat-zhizn-posle-raka-yarkoj/

Жизнь после рака или с памятью смертной | Милосердие.ru

Жизнь после рака: как сделать ее яркой?

Светлана Яблонская. Павел Смертин

Рассказывает кризисный психолог и бывший онкопациент Светлана Яблонская.

Про реакцию окружающих

Сейчас довольно много людей, которые что-то слышали, но в теме разбираются не очень хорошо. Их реакция не очень помогает возвращаться к мирной жизни. Эти «добрые люди», где-то слышавшие слово «рецидив», сделали вывод: «Рак всегда возвращается». И теперь приходят с вопросом: «А когда у тебя опять начнётся?»

Иногда так реагируют даже врачи (!), что воспринимается труднее всего. Но больше всё же тех, кто помогает, поддерживает, держит кулаки и молится.

Надо ли думать о прогнозах

Нужно понимать, что рак – это много разных болезней с разным течением, лечением и прогнозами. Я перестала думать о прогнозах в день, когда делала предпоследнее облучение, и случилось вот что.

Это был конец лечения, сил мало, ездить нужно было в область на двух автобусах. Друзья перевели мне денег и сказали: «Возьми такси хоть сейчас». Я вызвала машину, поехала, и на переезде возле больницы в нас влетел бетоновоз. Слава Богу, все остались живы и практически невредимы. Но это было ещё не всё.

Приезжаю на процедуру, и начинается знаменитый московский ураган 2017 года, когда на людей падали деревья и остановки.

Предыдущая пациентка закончила облучаться, попыталась выйти из здания, где размещалась радиология, вернулась с большими глазами и сказала: «Мимо меня сейчас пролетел кирпич, я лучше с вами посижу».

И я вспомнила слова мамы моей подруги, которая больше пятидесяти лет проработала в Обнинском онкоцентре: «Про прогноз тебе никто не скажет, кроме Бога».

Про страх и память смертную

Фото с сайта patientfocusedmedicine.org

Все раковые больные – немножко мутанты. Потому что, с одной стороны, духовные учителя говорят, что «память смертная» — это хорошо.

С другой, попробуй-ка поживи с этой памятью смертной каждый день. А тут получается, она у тебя есть прям встроенная.

Для меня всё богословие – очень практическая вещь, которая хорошо проверяется онкобольницей. Мы редко думаем о том, что каждый новый день нам не гарантирован, но вообще-то он никому не гарантирован. А во время онкологии глаза открываются, появляется благодарность.

Моментов, когда больше всего страшно, в этой болезни два. Один – сразу после постановки диагноза, там просто животный страх. Он проходит, когда начинаешь лечиться, потому что становится понятно: с этим можно что-то делать. И что, в конце концов, ты не умираешь прям сейчас, и даже, умирая, можно как-то жить (смотри лозунг хосписов). И ещё в этот момент есть люди, которые тебя поддерживают.

Второй неочевидный момент, который проходишь чаще всего одна, — ощущаешь где-то через полгода после окончания лечения.

Ты чувствуешь острое желание жить и безумную ценность всех оставшихся тебе дней, даже если они сложатся ещё в лет пятьдесят или больше.

Но силы при этом почему-то заканчиваются, накатывают страхи.

А ещё после болезни предельно повысилась избирательность — в музыке, фильмах, чтении, учёбе, в некотором смысле — в общении. Скажем, если прежде я обычно дочитывала даже казавшиеся мне бестолковыми книги, то теперь бросаю. Так же и с фильмами. Всё это как производная от ценности времени и жизни в целом. Я сама к себе такой ещё не привыкла, я на пути.

Как выходить из ситуации «я закончился»

С одной стороны, наш организм – чудесная штука. У него есть огромные резервы восстановления. Но себе неплохо ещё и помогать. Очень важна физическая активность, много западных исследований подтверждает, что активность улучшает прогноз. Наши онкологи, наконец, тоже стали это признавать.

Вариант «лежать и рыдать в подушку» возможен. Но, если это происходит с вашим близким, в какой-то момент стоит взять его за шкирку и отвести к доброму дяде психиатру. Или к доброй тёте той же специализации. Психиатр – друг, он выдаст таблетки, которые сильно облегчат ситуацию.

Единственное, проверьте, как конкретные антидепрессанты влияют на вашу профилактическую терапию, не все психиатры про это знают.

Например, есть антидепрессанты, которые ослабляют эффективность профилактической терапии при раке молочной железы, приём этих препаратов нужно обязательно согласовать с онкологом.

Правда, вот сейчас я говорю это, и понимаю, что совместимость таких препаратов могут знать даже не все онкологи. Но в фейсбуке есть прекрасная группа «Рак излечим!», где дают консультации сочувствующие врачи и опытные пациенты.

Кстати, там же есть врачи, которые занимаются реабилитацией. Наконец-то эта тема стала подниматься, на государственном уровне разрабатывается специальная программа.

Зачем нужна физкультура

Фото с сайта bcf.org.au

Дело даже не в эндорфинах – гормонах радости, которые вырабатываются при движении. Физическая активность важна по одной простой причине – организм крепче. А чем крепче организм, тем выше вероятность, что единичные гадские раковые клетки, которые могли где-то остаться, он забьёт, не даст им развиться.

Если человек считает, что ему хороша штанга, и врачи не против, то почему нет. Знаю женщину, которая, вылечившись от рака, занялась пауэрлифтингом – силовым троеборьем — и теперь занимает призовые места в международных соревнованиях, как понимаете, не в паралимпийской программе. Ещё одна занимается горными лыжами.

Я на последней консультации спрашивала у своего хирурга, можно ли мне делать планку и стойку на руках. Стойка на руках была одним из самых больших расстройств – перед болезнью я только начала её осваивать, и тут – операция.

Врач сказал, планку – можно, а стойку на руках – под мою ответственность (и я поняла, что перебьюсь). При этом надо понимать, что это был врач федерального центра.

Потому что мой районный онколог (он очень милый, который в своё время сообщил мне диагноз так, что вызвал у меня, кризисного психолога, восхищение) уверяет, что ничего активнее китайской гимнастики тайцзицюань мне нельзя. Он просто – приверженец старой школы.

То есть, начинаем думать, зачем Господь оставил нас в живых, и очень осмотрительно двигаемся к активной и спокойной жизни.

Про «побочки»

В первый год, только где кольнуло, сразу думаешь: «Метастазы!» Это нормально.

Потом бояться надоедает, просто машешь рукой и решаешь: «Ок, если не пройдёт за две недели, схожу врачу». И, конечно, есть регулярные проверки, которые должен проходить каждый бывший онкопациент, которых каждый и каждая из нас боится, но пропускать их нельзя. Важно убедиться в том, что нигде в организме ничего ненужного не выросло.

Подробное руководство по реабилитации, к сожалению, мне никто не проговаривал. Реабилитация – штука очень сложная.

Дело в том, что химиотерапию и лучевую терапию все переносят по-разному. Есть какие-то общие вещи, но, поскольку рак и его лечение – это очень большая нагрузка на организм, может накрыть и в том месте, которое не предскажешь.

Например, меня три недели назад накрыло на совершенно безобидный профилактический препарат, который назначают для укрепления костей. Так плохо мне не было даже на химии.

В первые дни «Скорую» я не вызывала только потому, что ей пришлось бы открыть дверь, а я не могла до неё дойти. И потом ещё дней десять держалась температура.

Вся наша история бывших онкопациентов чревата такими сюрпризами, здесь ничего не поделаешь.

Как подстраховаться при неожиданных осложнениях

Во время химиотерапии перед каждым вливанием нам выдавали инструкцию с описанием, что делать, если поднялась температура. Если выше 38,5, нужно было звонить в отделение и приезжать. Ещё был перечислен большой набор таблеток, которые нужно было бы принимать при разных симптомах. Я честно ими закупилась, не пригодилось почти ничего.

Но когда из клиники ты переходишь в диспансер, всё становится сложнее. Потому что препарараты, которые там тебе дают, считаются не лечением, а профилактикой рецидива, а ты – условно здоровым. Пока тебе что-то вливают, за тобой, конечно, смотрят, но вот в перерывах между визитами ты остаёшься один.

Хорошо бы и в диспансере иметь телефон врача и возможность всегда позвонить. У меня, к несчастью, вливание было в пятницу; после него начались выходные, и диспансер не работал.

В общем, если вам вливают новый препарат, заранее договоритесь, чтобы пару дней после этого кто-то был рядом. Семья, кто-то из друзей – не важно. Самая предельная история – когда вызываешь «Скорую».

Народ с онкоисторией, который «Скорой» пользовался, рассказывает, что онкопациентов они опасаются и что-то делают с ними с большой неохотой, потому что неизвестно, как организм среагирует. Но они всё же врачи.

Про пластику и тренажёры

Коррекцию после операций при раке я бы не назвала косметической хирургией. Точнее, при раке груди может это и косметическая пластика, а вот при раке гортани – уже вовсю функциональная.

С раком груди проблема даже не в том, что удаляют часть органа или весь орган. Там во многих случаях удаляют подмышечные лимфоузлы, так что рука со стороны операции, если её перегрузить, может сильно отекать; если будет большая нагрузка на руки, велика вероятность лимфостаза, а он плохо лечится.

То есть, здесь ты всё время идёшь по тонкой грани, когда нагрузки важны, но перегрузки опасны. Пациентам после рака молочной железы положена инвалидность из-за хирургического вмешательства и последствий химио- и лучевой терапий, но её достаточно сложно оформить и не все её берут.

С активностью я однажды переборщила: встала слишком быстро после операции на эллипс и немного перестаралась с нагрузкой на руки – в итоге порвала шов.

Теперь у меня есть правило: любые активности обсуждать с врачом.

Недавно пришлось буквально показывать в смотровой, как делают планку – врач просто не знал, что это такое. Правда, увидев, тут же сказал: «Ну, здесь же больше напрягаются мышцы живота. Делайте», — и я зауважала его ещё больше.

Про онкопсихологов и психотерапевтов не от мира сего

Светлана Яблонская. Павел Смертин

Скорее всего, я не отношусь к паническому типу и могу разными способами справляться со страхом рецидива и осложнений. По крайней мере, из всей этой истории я выбралась без антидепрессантов, хотя была к ним морально готова.

Первое средство от страхов – хорошая психотерапия. Но нужен грамотный психолог, который, с одной стороны, не будет над тобой квохтать, а, с другой, — хоть немного понимает специфику нашего заболевания и того, что происходит во время лечения.

Но если тяжёлые состояния не проходят, возможно, лучше обратиться не к психологу, а к психотерапевту или психиатру, которые имеют медицинское образование и могут при необходимости выписать медикаменты.

Лично у меня был забавный случай – во время лечения я работала как клиент с замечательным психологом, который хотел мне помочь, но некоторых вещей про болезнь просто не понимал.

Например, иду я к нему на приём после очередного вливания химиотерапии. Кабинет не на первом этаже, я поднимаюсь по лестнице, гордая тем, что запыхалась, но смогла подняться. А он только приехал с какого-то горнолыжного курорта.

— Как дела?

— Всё вполне прилично, только сил не хватает.

— Ну, давайте подумаем, куда они уходят.

Многие наши прекрасные психотерапевты бывают людьми возвышенными. Они могут разбирать историю семьи пациента и детские травмы его папы, мамы, бабушки и кошки с хомячком, но при этом не знать, какой у человека диагноз, прогноз, какое лечение он проходит и как это лечение влияет на его состояние. Пока сам не скажешь. Так что говорите про себя главное на первой встрече.

При этом есть прекрасные психотерапевты, которые годами работали в больницах и очень помогли моим знакомым с онкодиагнозом.

А вот конкретно за специальность «онкопсихолог» я бы при поиске своего специалиста не цеплялась – специальность новая, и уровень занятых в ней очень разный.

У коллег по диагнозу бывал не очень удачный опыт, потому что психологи просто не умели слушать. То есть каким-то методам работы их обучили, а вот элементарная база проседала.

Искать стоит вменяемых опытных психотерапевтов с опытом. Можно, в конце концов, прийти в  «Рак излечим!» и сказать: «Чувствую себя инвалидом, подскажите, что делать» — и откликнутся врачи, нынешние и бывшие пациенты, помогут и поддержат.

Сбросить 13 килограммов и сфотографироваться лысой

Фото с сайта dailymail.co.uk

С вопросом про женские штуки, наверное, не ко мне. Потому что, заболев и начав лечиться, я похудела на тринадцать килограммов. Просто резко сменила образ жизни: активность и тип питания, такое тоже бывает.

Вес держался всё время лечения и вот уже почти два года ремиссии, мне говорят, что выгляжу я после онкоистории лучше, чем до неё.

Хотя у многих женщин на гормонотерапии вес, наоборот, растёт.

По опыту могу сказать, что в этой ситуации хорошо сходить к врачу-онкореабилитологу, посмотреть, что происходит с обменом веществ. Ещё есть идея, которая мне очень нравится, — когда разные фонды и организации время от времени делают для женщин-онкопациентов макияж и фотосессию. И ты смотришь на себя и говоришь: «О, да я ещё ничего!»

Мне очень повезло, мои друзья сделали это для меня, не предупреждая, и бесплатно. Это было после второй химии, как раз в этот момент у пациентов с раком молочной железы, которые проходят так называемую «красную», очень агрессивную, химию, выпадают волосы. Так что теперь одни из любимых фотографий у меня «лысые».

Правда, у меня с юности была мечта когда-нибудь постричься налысо и посмотреть, как оно будет. Она исполнилась, хоть и таким странным способом.

В будущем мне предстоит небольшая операция по коррекции коррекции шва. Не всё получилось сразу, так тоже бывает. И я предвкушаю, что там придётся опять какое-то время не вставать на тренажёр, активно не двигать верхней частью тела.

Я это поняла и к этому готова. Ограничения есть в жизни любого человека, это только в самом начале жизни кажется, что наши возможности безграничны.

Мне видится, что важно смотреть не на то, что отнимается, а на то, что присутствует, на те возможности, которые у нас есть. Их много.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/zhizn-posle-raka-ili-s-pamyatyu-smertnoj/

Жизнь после рака: Ирина Жихарь | НЕ ИНВАЛИД.RU

Жизнь после рака: как сделать ее яркой?

Сегодня в Минске будет презентована книга о том, что сильнее рака. Сборник из 22 интервью с людьми, прошедшими через онкологические заболевания, вышел в серии «Библиотека «Свободы».

Его герои – люди разных возрастов и социальных статусов: музыкант, учительница, банкир, пенсионер, клоун, священник, театральный критик… болезнь, как известно, не выбирает. Выбор остается за человеком – согнуться под гнетом обрушившейся на него чудовищной несправедливости или жить, наполняя каждый день новым, еще более глубоким смыслом.

Одно из первых интервью сборника «Жизнь после рака» было взято год назад у минчанки Ирины Жихарь. Собственно, с Ирины началась волна откровенных исповедей пациентов онкологических диспансеров: она одной из первых в Беларуси стала открыто говорить о своем диагнозе и проблемах переживших рак пациентов.

Ирина Жихарь живет в Минске, ей 47. Наш разговор на ее кухне начинается с того, что Ирина учит меня правильно заваривать зеленый чай.

Правильно заваренный зеленый чай – важное средство как профилактики рака, так и восстановления после лечения. К тому же онкологическим больным надо ежедневно выпивать как минимум полтора литра чистой воды.

Ирина открывает шкафчик в кухне и показывает запас пластиковых бутылочек разного объема. Выходя из дома, она берет воду с собой.

Ирина живет после рака уже 20 лет.

Первый диагноз ей поставили еще в 1994 году – рак околоушной слюнной железы. Ирине исполнилось 27. Тогда ее предупредили, что сохранить улыбку на лице после такой операции удается только в пяти процентах случаев.

– Я шла на операцию и улыбалась во весь рот, потому что мне казалось, это последний раз, – рассказывает она.

Сейчас Ирину невозможно представить без улыбки – улыбается она всегда. Несколько раз за время нашего разговора на глазах Ирины показывались слезы – когда вспоминала о маме, о том, как выла по ночам, как радовалась победам. Вытерев слезы, она вновь улыбается.

– Я живой человек, – говорит она. – Я могу плакать, и могу смеяться.

Рассказывать про больницы и лечение Ирина отказывается. «Зачем? – спрашивает. – Это было тяжело, это было надо, и это прошло. Сейчас другая жизнь».

Еще Ирина искренне и крепко верит в Бога.

– Я вам хочу сказать, что после рака живу уже двадцатый год, и до этих пор не болела ни одним простудным заболеванием, – говорит Ирина.

– Если человек не умеет справляться со стрессами, это тоже причина. Онкологическое заболевание всегда психосоматическое. Что-то происходит в голове человека, который делает все, чтобы прийти к этой болезни.

Потому что причин заболевнаия никто никогда вам не скажет – свою лепту вносит все. Я вот работала в чернобыльской зоне два года, 1988 – 1989 годы. Стало ли это причиной? Никто мне сегодня не скажет.

А я думаю, тот образ жизни, который я вела, определенные установки, которые я имела, позволили болезни прийти значительно раньше, чем она могла бы прийти.

Когда попадаешь в руки врачей, они делают свое дело, ты видишь их каждый день. Но наступает момент, когда тебе говорят – все, что могла медицина, она тебе дала. Ты «здоровая». Иди домой – и живи. Ты спрашиваешь: «А что делать, как жить?» – «Вот как хочешь, так и живи».

Ты выходишь, вечером еще засыпаешь спокойно, а наутро, проснувшись, обнаруживаешь: никто около тебя не суетится, ты дома. Ты встаешь – тут кольнуло, там не можешь что-то поднять. И ты понимаешь, что остался с болезнью один на один.

Родные очень рады, что ты дома. Они могут спросить, как твое здоровье, как ты себя чувствуешь – «давай, держись» и все такое. А ты их начинаешь тихо ненавидеть. Потому что тут кольнуло, а здесь ты не можешь есть – вкуса нет, как у меня было во время первой болезни, волос нет… А они говорят «держись», потому что не понимают…

От того, как пройдет этот период адаптации, будет зависеть, как человек сможет жить. Лично ей очень важно было понять, для чего и для кого жить дальше.

– Мне надо было 27 лет прожить, чтобы понять: не могу себе представить, как моя мама пойдет за моим гробом. Я понимала, что меня будут хоронить в белом платье невесты, ведь я замуж собиралась и не вышла. Я себе это представляла и не могла пережить, как мама идет за моим гробом… Вот это желание и дало силы…

Сейчас Ирина повторяет, что жизнь человека, который пережил рак, подчинена определенным правилам. Вынудить себя придерживаться определенного распорядка, поверить, что выздоровление возможно – равно моральной победе. Для этого важно видеть и знать тех, кому это удалось.

– Мне в свое время помогли ученики. Просто знакомили меня с онкологическими больными, которые болели 10 – 20 лет. И это дало импульс – за жизнь надо бороться. Люди работали над собой, и это принесло результат.

Я так вышла на книжку Майи Гогулан. И год жила по этой книге. Я начала делать гимнастику по системе Ниши. Начала принимать контрастный душ.

Это при том, что меня предупреждали: холодное, сквозняки – ни в коем случае! Горе-беда!

– Я помню тот день, – рассказывает Ирина, – как я стояла под холодным душем и забыла закрыть ванную комнату. И мама зашла. Ее предупреждали, что мне категорически нельзя переохлаждаться, а тут дитя под холодной водой лысое стоит. Мама обомлела. На коленях стояла передо мной – «Доченька! Что же ты делаешь!»

– У меня на шее лимфоузлы были видны, – продолжает она. – И уже говорили, что это метастазы, ведь у меня была третья стадия. Я в зеркало смотрела, и видела их.

Но однажды утром, через семь месяцев после начала занятий, Ирина увидела в зеркале, что узлы исчезли.

– Такое было счастье в доме! Я говорю: «Мама, иди посмотри. У меня шея ровная!»

Ирина подчеркивает, что очень важно правильно питаться. Она перестала есть мясо, рыбу, яйца, молочные продукты. На подоконнике сделала грядки, чтобы зимой выращивать зелень, свеклу. Проращивала злаки. Животный белок заменила растительным – бобами, фасолью, горохом.

Тип питания должен зависеть от характера болезни. Сейчас уже Ирина позволяет себе творог с льняным маслом и рыбу, хотя бы дважды в неделю.

В 2008-м болезнь вернулась. На этот раз был рак молочной железы. И его удалось преодолеть. Не получилось только уберечь самого близкого человека – маму. Ее рак проявился в неоперабельной стадии. «Пять дней после больницы, – рассказывает Ирина и плачет. – И мамы нет».

Пришлось познать и переживания человека, близкий которого болеет раком. Весь этот опыт она передает теперь тем, кто сталкивается с диагнозом.

– Победить рак – значит, научиться с этим жить, – говорит Ирина. – И не требовать от близкого, чтобы он понял твое одиночество. Как он сможет понять, что ты чувствуешь, когда у тебя все горит от химиотерапии? И зачем? И ты справляешься сам.

Для чего мы создаем группы поддержки? Вот для того, чтобы те, кто пережил, могли про это рассказывать. И даже рассказывать иногда не надо. Ты приходишь – и попадаешь в круг людей, которые это все прошли. Язык, на котором ты говоришь, понятен людям, которые это прошли. И твое одиночество растворяется.

Ирина Жихарь – председатель совета общественного объединения «Белорусская организация трудящихся женщин». Она координирует работу группы поддержки и взаимопомощи онкопациентов при территориальном центре социального обслуживания населения Ленинского района Минска.

Инициатива создать такую группу принадлежала Ирине и ее единомышленницам. Чиновники. Врачи и социальные службы пошли им навстречу. Всю информацию о том, как бороться с болезнью, если вам или кому-то из близких поставили онкологический диагноз, можно найти на сайте http://oncopatient.by/.

– После второй болезни я, наконец, поняла: победить рак – это не значит жить после болезни 10, 20 или 50 лет. Это значит – каждую минуту проживать осмысленно, с Богом. Потому что нет смысла жить долго, если ты не знаешь, ради чего ты это делаешь.

интервью Ирины Жихарь:

Источник: http://www.svaboda.org/content/article/25025090.html

Александра Дынько

Перевод: Ирина Дергач

Теги

Ирина Жихаронкологиярак

код для сайта или блога

Источник: http://neinvalid.ru/zhizn-posle-raka-irina-zhihar/

Моя история: счастье после рака

Жизнь после рака: как сделать ее яркой?

flickr.com

Когда мы открывали рубрику “Моя жизнь“, мы очень надеялись на то, что она вызовет интерес. Рассчитывали на искренность и – честно – волновались. Но первое письмо, которое пришло, развеяло наши сомнения в том, что она нужна. И что многим из нас есть что сказать…

***

История Наталии – женщины, влюбившейся в жизнь заново

“Когда я слышала, что кто-то заболел раком, я была спокойна. Меня это не коснется. Я выросла в деревне, в экологически чистой зоне, питалась домашними продуктами, всегда много овощей, ягод, фруктов. Мясо, яйца – все домашнее и экологически чистое. Да и хорошая наследственность в придачу. Врачей посещала регулярно и, будучи Девой по гороскопу, скрупулезно следовала их рекомендациям.

Я чувствовала себя абсолютно здоровой. Получила высшее образование, вышла замуж, родила детей. Всё как у всех. Дети росли и радовали. Правда, с мужем развелась, когда дочке было 8 лет, а сыну – 3.

Растила детей одна, радовалась их успехам, получала удовольствие от работы. Как говорится, жила полноценной жизнью. Когда дочь окончила школу и поступила в вуз, я переехала в Минск. Здесь тоже все устроилось.

Я жила и работала, даже не подозревая, что коварная болезнь уже сидит во мне и ждет своего часа.

Стало плохо на работе. Резкая боль пронзила тело. Я чуть не потеряла сознание. В больницу увезли на карете скорой помощи. Длительные обследования. Сдача всяческих анализов.

День, когда я узнала свой диагноз, я не забуду никогда. Меня вызвали в поликлинику и сказали, что мне срочно нужно с анализами пойти в онкодиспансер. Я еще не понимала и не осознавала, что это такое, но тело стала колотить мелкая дрожь. Я спросила:

– В онкодиспансер прямо сейчас?

– Да, – ответила врач, – и как можно скорее.

Я заплакала, медсестра в кабинете стала меня утешать и приводить примеры, что многие живут долго с таким диагнозом. Я никого не слушала. В голове сидела одна ужасная мысль: “У меня рак”.

Как же жить дальше, что делать, сын – старшеклассник, дочь – студентка? Что будет с ними, когда меня не станет? Неужели жизнь заканчивается? Мне же всего 40 лет. На ум пришла пословица “Сорок лет – бабий век”. Неужели это конец…

me-minus-heart.tumblr.com

В онкодиспансер поехала сразу же. Дополнительные обследования, запись на операцию. Дома я постоянно плакала, особенно, когда смотрела на своего сына. Мне казалось, что все, что я делаю, я делаю в последний раз.

Я чистила сыну обувь, и когда он мне говорил, что он взрослый и все может сделать сам, я опять начинала плакать, мне казалось, что его ботинки я тоже чищу в последний раз. А мне так много хотелось для него сделать! То, что творилось у меня на душе, не передать словами. И только тот, кто сам пережил подобное, сможет меня понять.

Мне казалось, что это конец. Но как оказалось, это было начало. Начало новой жизни. Жизни после рака… Да, она изменилась и стала другой.

Я вынесла все: тяжелую многочасовую операцию, прошла через облучение, химиотерапию. Мне повезло с врачом. Тихая, спокойная, солнечная молодая женщина была больше похожа на выпускницу вуза, чем на маститого хирурга-онколога, но я почему-то сразу доверилась ей.

Сказать, что перед операцией я переживала и нервничала, это не сказать ничего. Я неистово молилась Богу и просила о помощи. Все мои друзья, родные и знакомые ходили в храмы, ездили в монастыри, ставили свечи за мое здоровье и заказывали молебны о здравии…

Когда анестезиолог ввел наркоз и я почувствовала, что проваливаюсь в сон, мои последние мысли были: “Господи, я доверяюсь тебе. Помоги!”

Операция прошла успешно. Но это был еще не конец моим страданиям. С каждым днем я поправлялась, чувствовала себя все лучше и лучше. Мне была назначена химиотерапия. После первого сеанса я поняла, что весь ужас еще впереди. Невыносимые боли, адские муки – физические и душевные.

Боль в каждой клеточке твоего организма, желание умереть и потеря страха перед смертью. Я поняла, почему старенькие бабушки просят о смерти. Все потому, что они устали жить немощными и смерть для них – как переход к спокойствию и концу страданий. Это чувствовала и я.

Мне уже было все равно, хотелось уйти от этой боли, избавиться, не радовало ничто, даже собственные дети. На 18-й день после первой химии начали выпадать волосы. Было ужасно больно, я чувствовала, как одна за другой умирают волосяные луковицы. Я стала похожа на ужасного инопланетянина с лысой головой.

Плюс ко всему мне кололи гормон, и я стала полнеть. Мой вес приближался к 100 кг. Жить совершенно не хотелось. Чувствовала себя бесполезным существом. Сил что-то делать по дому не было вообще. Все обязанности по ведению хозяйства свалились на моего, тогда еще гражданского, мужа и сына.

Так продолжалось полгода. Через каждые 21 день – сеанс химиотерапии и ужасные муки.

flickr.com

Со мной рядом был мужчина, мой любимый, единственный и самый лучший на свете. Он меня понимал, ухаживал за мной, не спал ночами вместе со мной, кормил меня буквально с ложечки, бегал по магазинам, готовил, убирал, стирал, делал, все, что я не могла. И никогда ни слова упрека. Он просто был рядом. Выполнял все мои прихоти, терпел мои капризы.

Когда закончилась химия, вышла на работу. Легче не стало. Нужно было ходить в парике, что добавляло еще и психологический дискомфорт. Постоянно казалось, что он свалится с головы. Выполнять работу в полном объеме, как раньше, я уже не могла. Не было сил. Дали группу инвалидности, правда, рабочую. Пришлось уйти с должности.

За время химиотерапии я поправилась на 20 кг. Врач постоянно говорила, что диеты опасны для меня, вес уйдет потихоньку сам, когда организм начнет восстанавливаться. Верилось слабо. Ничто меня не радовало, одежда на 4 размера больше, чем до операции, раздражала.

Оживать я начала где-то месяцев через 8 после операции. Была весна, апрель. И вдруг я заметила, что трава, которая начинает пробиваться из-под снега, необычно зеленая и красивая, что небо голубое, что листики нежные.

И тут я поняла, что раньше всего этого не замечала. Относилась по-другому. Я увидела жизнь природы. Я жила, ходила на работу, никогда не замечая, того, чем можно любоваться.

Я стала по-другому воспринимать жизнь, стала радоваться и любить то, что рядом…

.com

Я рада людям, которых встречаю по дороге на работу, все они кажутся мне красивыми и милыми. Я рада солнцу, морозу, ветру, дождю, радуге. Я полюбила этот мир и людей, такими, какие они есть. Я научилась ценить жизнь. И как только я начала радоваться и любить жизнь, вес начал уходить сам собой, гражданский муж сделал предложение, и мы расписались, сын поступил в колледж, а дочка вышла замуж.

Все так относительно в этом мире. И даже страшная болезнь может принести счастье. Я пришла к этому через страдания физические. Я каждое утро благодарю Бога за то, что наступил новый день, что мои родные и близкие живы и здоровы.

У меня теперь все есть: полное восприятие и любовь к миру, есть любимый муж, недавно родилась прелестная внучка. Я счастлива. Раньше, будучи здоровой, я не чувствовала себя такой.

Своим счастьем я захотела поделиться и с вами, дорогие читатели…”

Наталия, спасибо вам за искренность. Пусть у вас все будет хорошо.

Возможно, эта история воодушевит тех, кто борется с таким же недугом. Мы искренне желаем всем здоровья и надеемся на отклик.

Источник: https://lady.tut.by/news/mylife/301412.html

Помощь Онколога
Добавить комментарий