В России начнут выпуск изотопов лютеция для лечения рака

В россии начнут выпуск изотопов лютеция для лечения рака

В России начнут выпуск изотопов лютеция для лечения рака

Изотопы, применяемые для лечения метастазов рака молочной железы в кости, относятся к группе костноспецифичных.

Радиоактивный фосфор (32Р) был одним из первых специфичных изотопов, используемых в медицине. Этот изотоп впервые был применен в лечении эритроцитоза, когда под его действием значительно снизилась выработка эритроцитов в результате захвата изотопа костным мозгом. 32Р является чистым бета-излучателем с периодом полураспада 14,3 дней.

Бета-частицы имеют максимальную энергию 1,7meV c проникающей способностью в несколько миллиметров.

Отсутствие гамма-излучения при распаде 32Р означает невозможность визуального контроля, но в то же время исключает проблемы, связанные с радиационной защитой.

Первые сведения об использовании радиоактивного фосфора в лечении костных опухолей появились в 1941 году, когда его использовали при костных метастазах рака молочной железы и остеогенной саркоме.

С тех пор периодически публиковались статьи, в которых, с одной стороны, подтверждалась эффективность 32Р, с другой — отмечалось его значительное токсическое воздействие на костный мозг. Предпринимались попытки совместного применения 32Р с тестостероном, стимулирующим костный мозг.

Последние сообщения по применению данной схемы свидетельствуют о том, что 87% пациентов отмечали значительное снижение интенсивности боли, при этом были зарегистрированы значительные проблемы с состоянием костного мозга (Maxfield et al., 1958).

Ряд авторов проводили исследования, связанные с попытками снижения миелотоксичности путем назначения 32Р-пирофосфата и 32Р-дифосфоната (Miller, 1974; Hall et al., 1975; Francis et al., 1976; Werner et al., 1980).

Малочисленные данные об использовании этих препаратов опять указывают на высокую противоболевую активность, но, с другой стороны, и на значительную костномозговую токсичность.

Положительный эффект при использовании радиоактивного фосфора-32 для лечения болевого синдрома при костных метастазах рака молочной железы отмечен в исследованиях Кантина А.В. (1971), Шишкиной В.В.

и соавт. (1986, 1988).

В частности, при пероральном введении фосфора-32 в дозе 74-111МBq у больных раком молочной железы с метастазами в кости положительный эффект был достигнут в 86% наблюдений. Эти результаты обнадеживают, так как авторами проанализированы результаты лечения 332 больных, при этом 46 из них получили 2 курса и 10 — 3 курса терапии.

Кроме того, Шишкина В.В. и соавт. (1988) использовали введение радиоактивного фосфора на фоне дистанционной лучевой терапией, и в сочетании с термотерапией и без нее в сравнении с изолированной дистанционной лучевой терапией. Авторы отмечают, что лучший эффект был получен при сочетанной лучевой терапии с термотерапией или без нее.

Стронций (89Sr) является химическим аналогом кальция, и при поступлении в кости включается в минеральную структуру.

Стронций преимущественно накапливается в местах остеобластической активности и, в связи с этим, имеет преимущества перед фосфором. 89Sr является бета-излучателем, а проникающая способность бета-излучения составляет 8 мм.

Это позволяет избирательно облучать кости в местах его захвата. Препарат назначается внутривенно.

Изучение гамма-излучения 89Sr подтверждает тот факт, что показатели захвата и удержания препарата значительно выше в костных метастазах, где повышена минерализация, т.е при остеобластическом типе метастазирования (Ben Josef et al., 1995).

В костных метастазах стронция накапливается в 2-2,5 раза больше, чем в нормальных костях. Обычная его доза составляет 150МBq.

Эффективность метода может быть сопоставима с облучением половины тела при более низкой токсичности, обусловленной приходящей миелосупрессией.

В настоящее время мы имеем убедительные данные о терапевтическом эффекте метастрона (хлорида стронция-89) (табл. 11.2.1.8).

Таблица 11.2.1.8. Эффективность хлорида стронция-89 в лечении костных метастазов

Поиск новых радиофармпрепаратов привел к испытаниям таких открытых радионуклидов, как самарий и рений.

Самарий (153Sm) — новый изотоп, применение которого только изучается. Изотоп 153Sm объединяется с бисфосфонатной структурой в составе 153Sm-EDMP. Данное сочетание является новым направлением в радиоизотопной терапии, так как бисфосфонат обладает селективной способностью накапливаться в костях. Это дает возможность прицельного облучения зон метастатического поражения костей.

Самарий распадается с высвобождением как бета-частиц, так и гамма-излучения, и имеет короткий период полураспада — 46,3 час. Максимальная энергия бета-частиц — 0,81meV, что придает им относительно низкую проникающую способность (около 1 мм).

Энергия гамма-фотона (103keV) позволяет с помощью гамма-камеры получать изображение распределения и места захвата препарата. Самарий находится в стадии изучения, тем не менее, последние публикации свидетельствуют о том, что изотоп достаточно эффективен (табл. 11.2.1.9).

Таблица 11.2.1.9. Эффективность самария-153 в лечении костных метастазов

Рений (186Re-HEDP) является бета-излучателем с максимальной энергией излучения равной 1,07meV, при этом 9% спектра составляет гамма-излучение, что позволяет выполнять диагностическое сканирование. Малая токсичность рения позволяет вводить этот изотоп повторно.

De Klerk et al. (1992, 1998) изучили фармакокинетику 186Re-HEDP у 11 пациентов (17 исследований) раком молочной железы или простаты с костными метастазами. Период полураспада 186Re в трех фракциях крови (цельная кровь, плазма и жидкость плазмы) была 40,1±5,0, 41,0±6,0 и 29,5±6,4 часа, соответственно.

Полная уринарная экскреция 186Re составила 69±15 %, из которой 71±6 % выделялось в течение первых 24 ч после инъекции. Авторы пришли к заключению, что максимально допустимая доза 186Re-HEDP у больных с метастатическим раком молочной железы составляет 2405MBq (65mCi).

Источник: https://2903315.ru/sok/lechenie-raka-radioizotopami-rossii/

Изотопы против рака. На Урале готовятся к новому этапу борьбы с онкологией

В России начнут выпуск изотопов лютеция для лечения рака

Онкологические заболевания много десятилетий являются настоящим проклятием Свердловской области. Ежегодно от них умирают тысячи уральцев. Однако в ближайшие годы ситуация может коренным образом измениться — уральскому Институту реакторных материалов в Заречном выделили 100 млн рублей на проект по производству препаратов против рака.

В группе риска

Проблема раковых заболеваний — одна из самых острых на Среднем Урале, они занимают второе место в списке причин смерти жителей нашего региона. В 2016 году от различных новообразований у нас скончалось более 9,5 тысячи человек. Это на 0,8% больше, чем годом раньше. А в этом году с января по июнь от «онкологии» уже умерло 4827 свердловчан, то есть ситуация, увы, не улучшается.

Между тем, по данным регионального Роспотребнадзора, сегодня около 2,2 миллиона уральцев подвержены воздействию канцерогенных веществ: через воздух, почву, продукты питания, питьевую воду. Что, в свою очередь, становится одним из факторов риска онкологических заболеваний.

В области ежегодно регистрируется до 15 тысяч новых случаев злокачественных новообразований. Самый высокий уровень заболеваемости — в Сысертском, Полевском, Режевском городских округах, в Нижнем Тагиле и Алапаевске. При этом основной «поставщик» онкологических больных — металлургические производства. А их, как известно, у нас полно.

Именно поэтому так важен для Свердловской области, да и России в целом, проект по производству препаратов против рака, который разрабатывается сейчас в Институте реакторных материалов (ИРМ) в Заречном. На прошлой неделе руководство Фонда технологического развития согласовало учёным заём на 100 млн рублей.

Деньги дадут на принципах софинансирования: 30% — регион, 70% — федералы.

«Проект по выпуску радиофармпрепаратов на основе лютеция Lu177, конечно, дорогой, требует большого объёма инвестиций, и они не ограничиваются получением только этого льготного займа, — рассказал заместитель директора ИРМ по производству Павел КАРБОЛИН.

 — Но создавать такое производство в России необходимо. На начальной стадии оно будет ориентировано на экспорт: уровень развития российского рынка ядерной медицины, к сожалению, не позволит окупить всех затрат.

Но основная помощь нашему государству в том, что мы быстрее окупим вложения и получим готовый продукт в России, по сути — за деньги зарубежных заказчиков. Когда мы это сделаем, когда проект пойдёт, мы сможем воплотить нашу главную мечту — сделать операции с применением препаратов на основе Lu177 доступными для граждан именно нашей страны».

Будет дешевле

Что будут лечить новые препараты? Во-первых, редкие нейроэндокринные опухоли (NET).

Количество операций по их удалению не так велико, но данный тип рака устойчив к химиотерапии и обычная лучевая терапия здесь не подходит.

Сегодня лечение нейроэндокринных опухолей за рубежом в среднем составляет более 500 тысяч евро. Для большинства уральцев — средства абсолютно неподъёмные. В России эти операции станут значительно дешевле.

Вторая, наиболее перспективная сфера применения — лечение рака предстательной железы (в сочетании с особым антигеном). Именно это заболевание, по статистике, встречается чаще других.

Носитель метится трихлоридом лютеция и вводится в место патологии через катетер или инъекцию. Радионуклид, попадая в опухоль, приводит её к гибели. Кроме того, в плане паллиативной терапии данная методика облегчит состояние и жизнь больных.

У кого преимущество?

Что касается цены и года выпуска, то пока препараты не появятся, они являются коммерческой тайной. Но специалисты уверены, что общая стоимость операций и лечения уральский продукт, конечно, уменьшит.

Тестовые поставки трихлорида лютеция уже имеют место, но очень небольшим объёмом и в первую очередь для изучения его качества.

Если говорить о полномасштабном производстве, необходимо оборудование, боксы и помещения, сертификация препаратов.

«Считаю, что Свердловская область получит определённые преимущества в использовании новых препаратов, — говорит Павел Карболин. — По одной простой причине: чем ближе изготовитель сырья расположен к клинике, тем с большей удельной активностью продукт будет транспортирован.

И, конечно, тем лучше для пациента. И мы рассчитываем, что клиники Екатеринбурга, Челябинска будут использовать данные препараты.

Что касается России в целом, то крупные города, где есть аэропорты, тоже будут иметь преимущества, по крайней мере по сравнению с зарубежными компаниями».

Делать на месте

Врач-онколог высшей квалификационной категории, кандидат медицинских наук Андрей ВОЛОБУЕВ:

— Радиофармпрепараты используются и в диагностике, и лечении рака. Сегодня тот же позитронно-эмиссионный томограф работает на препаратах, которые везутся из Уфы.

А их необходимо делать здесь, на месте! И если институт в Заречном за это берётся — это очень классно. Ведь мы сможем и обеспечить свою медицину, и продавать в другие регионы всё, что связано с радиационной безопасностью, с лучевыми нагрузками. Сегодня это всё стоит довольно дорого.

К тому же процедуры от этого будут не только дешевле, но и эффективнее. При транспортировке идёт распад изотопа, так что эффективность его теряется. Условно говоря, если после производства препарата хватило бы на 20 пациентов, то пока его везут, он теряет часть активности, и у нас его хватит уже только на 18 человек.

К тому же если институт возьмётся за одну группу, то у него появляется техническая возможность со временем производить другие изотопы. А это, в свою очередь, расширит возможности нашей медицины.

Ждём прорыва

Валерий ЧЕРЕШНЕВ, профессор, учёный-иммунолог:

— Проект, который сейчас будет реализовываться в Свердловской области на базе Института реакторных материалов, позволит существенно облегчить жизнь онкобольным. Уже не надо будет тратить огромные деньги на переезды, ехать лечиться на Запад. Методики и препараты, которые будут применяться на Среднем Урале, позволят сделать прорыв в лечении раковых заболеваний.

Другое дело, что у нас на протяжении нескольких десятилетий работа в данном направлении была запущена. Новые технологии не развивались, и сейчас мы сильно отстаём от передовых фармацевтических держав. Огромные средства тратились на оборону, а финансирование науки осуществлялось по остаточному принципу. Махины отраслевых институтов откровенно буксовали, и гонка в итоге была проиграна.

Мы привыкли жить на лёгкие деньги, выкачивали годами из земли полезные ископаемые, по большому счёту не задумываясь, что это путь в никуда. Но запасы ископаемых ограничены, да и цены за последние годы заметно упали. Природа перестала поставлять деньги, и мы наконец-то поняли, что движемся не в том направлении.

На всё нужна политическая воля! Была поставлена задача отправить человека в космос — её решили. Была цель построить ядерный щит — добились своего. Если сейчас направим наши усилия на развитие инновационных технологий, то через несколько лет увидим изменения в лучшую сторону. У нас хватает талантов.

Не все ещё уехали, хотя утечка кадров из страны, безусловно, происходит. Это, кстати, не только наша проблема. Из Европы сейчас учёные также активно уезжают в США, Японию, Австралию. Почему? Условия для работы лучше, создана система безопасности, предоставлено современное и комфортное жилье, установлена высокая зарплата.

Американцам легче взять готового учёного, чем выращивать своего. Поэтому они активно и переманивают кадры.

Источник: https://news.rambler.ru/other/37775067-izotopy-protiv-raka-na-urale-gotovyatsya-k-novomu-etapu-borby-s-onkologiey/

Сверхдоходы направят на борьбу с раком

В России начнут выпуск изотопов лютеция для лечения рака

Минздрав предложил привлечь частное финансирование в рамках плана Белоусова в проекты по диагностике и лечению онкологических заболеваний, в том числе в области ядерной медицины и работы со стволовыми клетками

Александр Коряков / «Коммерсантъ»

​Министерство здравоохранения предложило бизнесу в рамках реализации плана Белоусова принять участие в финансировании четырех проектов по лечению онкологических заболеваний, следует из предложений ведомства, с которыми ознакомился РБК.

Подлинность документов подтвердил РБК источник, близкий к Минздраву. В некоторых из них не указано, на какое именно финансирование рассчитывает ведомство.

Предложения Минздрава уже стали поступать в частные компании, рассказал РБК источник на фармацевтическом рынке.

РБК направил запрос в Минздрав с просьбой прокомментировать инициативы ведомства.

Лекарство для лечения опухоли мозга

Один из предложенных проектов — разработка и организация производства отечественных лекарств на основе изотопа лютеция-177 для «одновременной визуализации опухолей и их лечения».

Как отмечается в паспорте проекта, препараты на основе лютеция-177 используются для высокоэффективного лечения опухолей мозга и простаты.

Сейчас лечение препаратами на основе лютеция-177 в России невозможно, и нуждающиеся в них вынуждены ехать в европейские страны или Израиль.

Организовать производство препарата предлагается на базе Российского научного центра радиологии и хирургических технологий имени академика А.М.Гранова Минздрава.

Проведение доклинических исследований и организация производства препарата оценивается в 19,3 млн руб.

В качестве вероятного инвестора Минздрав называет «Росатом», также рассчитывая на субсидии Министерства промышленности и торговли в рамках ФЦП «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности».

Центр для работы со стволовыми клетками

Второй предложенный проект — создание на базе Национального медицинского исследовательского центра эндокринологии Минздрава «центра коллективного пользования» для проектов по производству биомедицинских клеточных продуктов на основе стволовых клеток для их доклинических и клинических исследований и государственной регистрации.

По мнению Минздрава, создание таких центров позволит участвовать в подобных исследованиях некрупным инновационным предприятиям и бюджетным научным учреждениям. В ведомстве признают, что обязательное лицензирование этого вида деятельности «создает достаточно высокий» порог входа для разработчиков», в большинстве своем — некрупных инновационных предприятий или бюджетных научных учреждений.

Как отмечается в документе, разработку и производство биомедицинских клеточных продуктов выразил готовность поддерживать Минпромторг.

​ Интегратором проекта выступит московская компания «ИКС-Биоселл», отмечается в предложении ведомства. Ее владельцы — Алексей Люндуп, Алексей Мартынов, Максим Ханжин и Игорь Помыткин.

Все они связаны с Ассоциацией производителей биомедицинских клеточных продуктов. Стоимость проекта не приводится.

Нацпрограмма борьбы с раком

Президент Владимир Путин в обращении к Федеральному собранию анонсировал создание общенациональной программы по борьбе с онкологическими заболеваниями.

Он обещал «активно привлечь к решению этой задачи науку, отечественную фарминдустрию, провести модернизацию онкоцентров, выстроить современную комплексную систему, от ранней диагностики до своевременного эффективного лечения, которая позволит защитить человека».

​В июне Путин на прямой линии заявил, что на строительство и оборудование онкологических центров в стране до 2024 года будет выделено около 1 трлн руб.

Правительство выделит из федерального бюджета Фонду обязательного медицинского страхования в 2019–2021 годах 330 млрд руб.

на борьбу с онкологическими заболеваниями, сообщила в июле вице-премьер Татьяна Голикова. В 2019 году на эти цели будет направлено 70 млрд руб., в 2020-м — 120 млрд, в 2021-м — 140 млрд.

По данным Минздрава, общее количество диагнозов по онкологическим заболеваниям в 2017-м увеличилось в России год к году на 3%, с 599,3 тыс. до 617,2 тыс. случаев.

Цифровая диагностика рака

Третий проект Минздрава — полностью автоматизированная система диагностики онкологических заболеваний на основе оцифрованных образцов тканей пациентов. С ее помощью морфологическое исследование формируется сразу на месте, клинически оформленным подается в специализированное онкологическое учреждение с возможностью подтверждения цифровыми снимками.

Михаил Киреев / РИА Новости

Минздрав уточняет, что уже готов прототип системы, показывающий высокие результаты при обработке снимков тканей на определение рака щитовидной железы, включая диагностику типа опухоли. Стоимость проекта оценивается в 30,3 млн руб. Осуществить его планируется в течение двух с половиной лет.

Систему планируется создать на базе Лечебно-реабилитационного центра Минздрава, Национального медицинского исследовательского центра онкологии имени Н.Н.Петрова и Национального исследовательского медицинского центра имени В.А.Алмазова.

Минздрав предлагает рассмотреть в качестве инвесторов «Ростех» и/или «Ростелеком», или «компании, занимающ​иеся внедрением инновационных проектов в области здравоохранения».

Представитель «Ростелекома» сообщил РБК, что в компании не знают о таком проекте. В пресс-службе «Ростеха» РБК сообщили, что такое предложение поступило и в настоящий момент рассматривается. «О деталях говорить преждевременно», — указали в корпорации.

Помощник президента Андрей Белоусов летом 2018 года предложил изъять более 500 млрд руб. сверхдоходов за 2017 год у 14 металлургических и нефтехимических компаний. Но после возражений бизнеса план изменился: компаниям предложили поучаствовать в реализации нацпроектов «Экология» и «Цифровая экономика» и инвестировать в экономику.

Как ранее писал РБК, в предварительный список инвестиционных проектов, которые правительство и бизнес сочли приоритетными для привлечения частных инвестиций, вошло более 395 требующих внебюджетного финансирования проектов от «Росатома», Минтранса, Минприроды, Минкомсвязи, Минсельхоза, «РусГидро», Минпромторга, Рослесхоза, Минстроя и Минэкономразвития. Почти по половине из них нет финансовой оценки. Проектов, оценка которых все-таки проведена, набралось на 13 трлн руб., в том числе потребность в частном допфинансировании — 9 трлн руб.

По словам Белоусова, интересные для компаний направления вложения средств — ​инфраструктура, экология и цифровизация. Они совпадают с тремя нацпроектами из майского указа Владимира Путина: «Экология», «Цифровая экономика», а также развитие инфраструктуры. По этим направлениям госкомпании помогут отобрать инвестпроекты, в которых предложат участвовать бизнесу.

И еще один радиофармацевтический препарат

Еще одно лекарство, для производства которого Минздрав хочет привлечь бизнес, — радиофармацевтический препарат на основе радия хлорида [223 Ra]. Он необходим для лечения костных метастазов.

В России есть такой препарат, замечает Минздрав, его зарегистрировала немецкая фармацевтическая компания Bayer. Стоимость одной его инъекции составляет около 351,8 тыс. руб., а их в рамках курса необходимо 12. Отечественных аналогов данного лекарства нет.

В компании Bayer отказались комментировать запрос РБК о том, в курсе ли компания планов Минздрава и не намерена ли сама стать инвестором этого проекта.

Производство российского 223 Ra министерство предлагает организовать на базе Национального медицинского исследовательского центра радиологии Минздрава. «В учреждении имеются наработки, позволяющие перейти к доклиническим исследованиям препарата», — отмечают в ведомстве.

Срок проекта — от полутора лет, объемы финансирования — 13,9 млн руб. В качестве инвестора Минздрав снова предлагает привлечь «Росатом», рассчитывая на субсидии Минпромторга для организации доклинических и клинических исследований.

В «Росатом Хэлскеа» не смогли оперативно прокомментировать оба предложения Минздрава.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/10/19/5bc879799a7947156cc7b140

Спасительная радиация: ТПУ начал выпуск «чистых» изотопов лютеция для лечения рака

В России начнут выпуск изотопов лютеция для лечения рака

Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Ученые Томского политехнического университета получили первую опытную партию «чистых» изотопов лютеция. Разработка томичей должна стать основой для новых радиофармпрепаратов, которые используются в лечении онкозаболеваний.

Получение лютеция-177 происходит на базе исследовательского ядерного реактора ТПУ в поселке Спутник. По словам заведующего научной лабораторией изотопного анализа и технологий ТПУ Игоря Шаманина, препараты на основе лютеция-177 крайне эффективны. Их применяют в лечении опухолей костных тканей и внутренних органов. Его используют в передовых клиниках Германии и Израиля.

Преимущество лютеция-177 в том, что лечит он локально — убивает только патологические участки в организме, то есть раковые клетки.

Все получаемые в мире изотопы лютеция-177 производятся из природного лютеция-176 методом облучения. Однако при этом сохраняется примесь, отделить которую невозможно. Это лютеций-176м. Проблема в том, что он испускает гамма-излучение. В этом случае, кроме лечения, пациент получит сильный побочный эффект — будут затронуты здоровые ткани в организме.

Томским ученым удалось получить «чистый» лютеций-177 без вредных примесей из другого исходного материала — итербия-176.

«Это два разных химических элемента. После облучения итербия в реакторе получаем итербий-177. Он испытывает бета-распад, и образуется лютеций-177 без примесей. У нас есть возможность отделить иттербий от лютеция. Это непросто, происходит в несколько стадий, и вот здесь наше ноу-хау», — сказал Шаманин журналистам.

Он уточнил, что на реакторе производится трихлорид лютеция-177. Это своего рода полуфабрикат, основа, из которой можно сделать радиофармпрепарат.

Такие препараты используются для тераностики — когда происходит диагностика и терапия одновременно. Препарат вводят в кровеносную систему человека, после чего врач видит опухолевые очаги — именно там введенное вещество будет накапливаться.

В это же время происходит лечение: препарат убивает раковые клетки, не затрагивая при этом здоровые.

Активная зона реактора ТПУ размещается в бассейне с водой. В качестве топлива в реакторе используется уран-235. Объем бассейна, где находится реактор, — 50 кубометров, глубина бака — семь метров. Вода в бассейне — сверхчистая, на порядок чище, чем дистиллированная. Выполняет она несколько функций: охлаждение зоны, биологическая защита от излучения и одна из основных — замедление нейтронов.

Для получения изотопа лютеция в реактор через специальные каналы опускают итербий. Он находится там определенное время, пока не получит необходимое облучение. После его достают и помещают в специальные камеры для низкорадиоактивных или высокорадиоактивных веществ. Далее начинается работа в лаборатории для получения трихлорида лютеция-177.

Синее свечение внутри реактора — эффект Вавилова — Черенкова. Свечение вызывается заряженными альфа- и бета-частицами, которые движутся быстрее скорости распространения света в прозрачной среде (воде).

Опытная партия лютеция-177, разработанная политехниками, уже отправлена на стороннюю экспертизу и сертификацию в Центр молекулярных исследований (Москва).

Заведующий научной лабораторией изотопного анализа и технологий ТПУ Игорь Шаманин добавил, что получением «чистого» лютеция также занимался московский Курчатовский институт, однако они не заявляли об отгрузки своей опытной партии. Можно предположить, отметил ученый, что Томск, как минимум, на полшага впереди.

По словам ректора томского политеха Петра Чубика, создание трихлорида лютеция-177 — только первый шаг в долгой работе.

«Мы сделали только первый шаг, получили вещество. Дальше нужно наладить технологию производства, понять, к чему присоединить лютеций-177 для его ввода в организм, провести доклинические и клинические испытания», — сказал он журналистам.

В среду ученые презентовали свою технологию губернатору Сергею Жвачкину. Он отметил, что учебный реактор ТПУ — уникальный объект как для Томской области, так и для атомной отрасли страны в целом, так как студенты здесь могут набираться опыта.

Жвачкин поручил своим профильным заместителям разработать «дорожную карту» по внедрению нового препарата.

«Мы должны как можно быстрее перенести разработку томских ученых из исследовательской лаборатории в больничные палаты Томского национального исследовательского медицинского центра и онкодиспансера. В России сегодня дефицит радиофармпрепаратов терапевтического назначения, и нам нужно использовать свои конкурентные преимущества», — сказал губернатор.

Нейтроны и гамма-излучение: как работает ядерный реактор ТПУ

Дарья Бердникова

Источник: https://news.vtomske.ru/news/166021-spasitelnaya-radiaciya-tpu-nachal-vypusk-chistyh-izotopov-lyuteciya-dlya-lecheniya-raka

Помощь Онколога
Добавить комментарий