Отказ от операции при раке 2019 год

Какие положены льготы онкобольным | проект «Новая жизнь»

Отказ от операции при раке 2019 год

Онкологическая болезнь — огромный стресс для человека. Помимо состояния здоровья, онкобольных беспокоит стоимость лечения и реабилитации. Однако права онкологических больных в России позволяют получить бесплатную медицинскую помощь. Дополнительные льготы есть у пациентов, оформивших инвалидность.

Что положено онкобольным бесплатно

Многие медицинские услуги предоставляют бесплатно по полису ОМС. В их число входят профилактика и диагностика злокачественных опухолей, лечение и реабилитация онкобольных.

Перечень бесплатных услуг зависит от региональной программы ОМС. Узнать, что входит в программу, можно на сайте страховой компании, выдавшей полис, или по горячей линии вашего подразделения Фонда ОМС. Если в Фонде подтвердили, что услуга предоставляется бесплатно, обращайтесь за ней к администрации лечебного учреждения.

Даже дорогие услуги, такие как КТ и МРТ, можно получить бесплатно по полису. Для оказания первичной медико-санитарной помощи онкологическим пациентам эти исследования проводят в течение 14 дней от назначения. Укороченные сроки — льготы больным раком.

Сроки предоставления медицинской помощи

Существуют предельные сроки, в которые онкобольному оказывают помощь. Последовательность врачебных действий при этом выглядит так:

  1. Пациента с подозрением на рак отправляют на консультацию в центр амбулаторной онкологической помощи или первичный онкологический кабинет. Консультацию проводят не позднее 5 рабочих дней от выдачи направления.
  2. Врач-онколог в течение 1 дня от постановки предварительного диагноза берет у больного фрагмент ткани для гистологии. Срок выполнения исследования ограничен 15 рабочими днями. Если показаний для гистологии нет, к лечению приступают в период до двух недель от постановки диагноза.
  3. Если анализ подтверждает онкологию, больному начинают оказывать специализированную медпомощь в течение 14 календарных дней.

Если в медучреждениях не соблюдают установленные законом сроки, нужно жаловаться в страховую компанию или региональные органы управления здравоохранением (министерства, департаменты и т. д.).

Высокотехнологичная медпомощь (ВМП) онкобольным

Специализированная помощь — это не всё, что положено онкобольным от государства. Иногда раковым пациентам требуется лечение с использованием высоких технологий, и получить его можно бесплатно.

ВМП включает применение новейших и ресурсоемких разработок: роботизированной техники, генной инженерии и других уникальных методов. Такую помощь оказывают только в стационаре, дневном или круглосуточном.

Процедура получения ВМП непростая. Сначала лечащий врач онкобольного определяет, есть ли показания к высокотехнологичной помощи. Затем пациент проходит врачебную комиссию, которая подтверждает или опровергает мнение врача. При положительном решении комиссии врач оформляет направление на госпитализацию для оказания ВМП. К нему прикладываются документы:

  • копия паспорта РФ или другой документ, удостоверяющий личность;
  • копия свидетельства о рождении (для детей до 14 лет);
  • копия полиса ОМС;
  • копия СНИЛС;
  • выписка из медицинской документации;
  • согласие на обработку персональных данных.

Пакет документов передается в медучреждение, в котором предоставляют высокотехнологичную помощь. Сделать это может сам пациент или больница, выдавшая направление. Принимающая сторона оформляет больному талон на ВМП. После этого комиссия принимающей организации самостоятельно рассматривает предоставленные документы и за 7 рабочих дней принимает решение о госпитализации пациента.

Высокотехнологичную помощь приходится ждать до нескольких месяцев. Сроки госпитализации зависят от загруженности листа ожидания и свободных мест в больнице.

Если нужной вам операции нет в программе ОМС, получить ВМП всё равно можно. Для этого комплект документов подается не в само медучреждение, а в региональную организацию управления здравоохранением. В течение 10 дней они выдадут талон на ВМП.

Бесплатные лекарства для онкопациентов

При амбулаторном лечении пациент может бесплатно получить лекарства в аптеке по рецепту врача. Эта льгота региональная и предоставляется по месту регистрации. Если онкобольному устанавливают группу инвалидности, льготы становятся федеральными, и лекарства можно получать в любом регионе.

Если в аптеке нет нужного средства, его обязаны заказать и предоставить за 10-15 рабочих дней. Аптека отказывает из-за проблем с поставками? Нужно жаловаться в Росздравнадзор. Если проблема не решится, обращайтесь в прокуратуру.

Какие льготы имеет онкобольной с инвалидностью

Какие льготы положены онкобольным, оформившим инвалидность? Это пакет социальных услуг и денежные выплаты. Расскажем подробнее о материальных пособиях:

ЛьготаРазмер выплаты в рублях на 2019 годI группаII группаIII группа
Социальная пенсия10 5675 2834 491
Страховая пенсия по инвалидности (фиксированная выплата)10 6685 3342 667
Ежемесячная денежная выплата (ЕДВ) без стоимости набора социальных услуг2 6611 5801 041

Социальную пенсию назначают нетрудоспособным инвалидам без стажа. Размер выплат меняется каждый год и зависит от инфляции.

Страховую пенсию выплачивают инвалидам, проработавшим хотя бы 1 день. Она состоит из двух частей: фиксированной и накопленной за время работы.

Ежемесячную денежную выплату выплачивает региональное отделение Пенсионного Фонда, поэтому ее размер зависит от места проживания больного.

Помимо денежных средств, льготы онкобольным в России включают набор бесплатных социальных услуг (НСУ):

  1. Лекарственные препараты и медицинские изделия по рецептам, специализированные продукты лечебного питания для детей-инвалидов.
  2. Путевки на санаторно-курортное лечение длительностью до 18 дней. Инвалиды I группы имеют право получить вторую путевку для сопровождающего лица.
  3. Бесплатный или льготный проезд на пригородном и междугородном транспорте к месту лечения и обратно.

Этот набор общий для инвалидов 1, 2 и 3 групп. От получения одной или нескольких услуг можно отказаться в пользу денежной компенсации. Отказ от всех льгот увеличит ежемесячную выплату примерно на 1100 рублей.

Льготы онкобольным в России включают разработку индивидуальной программы реабилитации или абилитации после установления инвалидности. Большая часть процедур и технических средств для реабилитации будет бесплатной.

Инвалидам с онкологическим диагнозом с учетом потребностей предоставляют и другие социальные услуги:

  • Социально-бытовая помощь;
  • Психологическая поддержка, адаптация в социальной среде;
  • Помощь в трудоустройстве;
  • Социально-правовые, юридические услуги;
  • При необходимости — улучшение жилищных условий.

Кроме того, как правило, инвалиды всех групп имеют право на бесплатный проезд в общественном транспорте. Однако эта льгота региональная и поэтому может отличаться в разных субъектах РФ.

Онкопациентам важно знать, какие льготы положены при раковых заболеваниях. Воспользовавшись ими, можно существенно облегчить свою жизнь во время и после лечения.

Источник: https://oncology.help/yuridicheskaya-pomoshch/kakie-polozheny-lgoty-onkobolnym/

Как лечат онкологию в 2019 году. Рассказывает хирург-онколог

Отказ от операции при раке 2019 год

В развитых странах рак принято считать одним из хронических заболеваний. Вроде диабета или проблем с сердцем. У нас же его воспринимают как приговор. И когда случается страшное, каждый справляется, как может.

Многие боятся операций, химии, сильных обезболивающих. Люди с онкологией углубляются туда, где чудесное исцеление обещают легко и быстро. Они начинают пить соду и травяные отвары, несут последние деньги инста-гуру, умеющим «разговаривать с раком», ходят к магам, верят в целебные свойства пчел и керосина и делают много других странных вещей.

Но, вообще-то, «в ассортименте» есть еще и доказательная медицина, наука. И онкология – активно развивающаяся область.

Пикабу вместе с хирургом-онкологом частной московской клиники «Медицина 24/7» Антоном Александровичем Ивановым решили разложить по полкам все, что может нынешняя онкология.

Не где-то там, за миллионы долларов, а здесь, у нас. Даем тезисно инвентарь: что есть в распоряжении онкопациента в России 2019 года.

Врач рассказывает обо всем на примерах из практики.

Малоинвазивные операции

Лучевая и химиотерапия, операции – это база. Они за последние десятилетия изменились, могут больше и работают лучше. А хирурги стремятся по возможности заменить открытые операции на малоинвазивные вмешательства.

То есть выбирать варианты эндоскопических операций: используют эндоскопические видеокамеры (лапароскопы, торакоскопы, операционные микроскопы и навигационные системы, интраоперационные компьютерные томографы) и работают через минимальные надрезы.

«После таких операций пациент восстанавливается быстрее – не за несколько недель, а за несколько дней», – подчеркивает онколог А. А. Иванов. Раньше считалось, что малоинвазивные методики недостаточно радикальны, выше риск удалить не всю опухолевую массу. Но в 2019-м с онкологической точки зрения они не уступают операциям открытого типа.

Лучевая терапия

С развитием линейных ускорителей (оборудование, которое направляет в область опухоли пучок элементарных частиц) можно провести меньше сеансов терапии, хоть и более высокими дозами: не 2, а 6 Грей за один раз. Облучение более «прицельное», поэтому меньше побочных эффектов.

Появились новые методики, например, «кибернож». Нож – только название, на самом деле это одна из форм лучевого воздействия, разрушающего опухоль.

Также развивается 3D-конформная лучевая терапия (3D-CRT) – когда область облучения моделируется максимально близкой к форме опухоли, чтобы сберечь здоровые ткани.

И брахитерапия – когда хирурги внедряют источник радиоактивного излучения прямо в опухоль, чтобы он разрушал ее изнутри.

Все это позволяет лечить пациентов, у которых есть противопоказания к хирургическим операциям: ишемическая болезнь сердца, постинфарктный кардиосклероз и еще масса соматических заболеваний – у людей после 70 лет почти всегда собирается «букет».

Для лучевой терапии это не помеха. Ну и снова про качество жизни. Так, 15 лет назад пациент при лучевой терапии лежал в стационаре полтора-два месяца.

Сегодня он живет дома, обычной жизнью, вы по нему и не скажете, что он проходит курс лучевой терапии.

Тяжелые последствия лечения тоже можно сильно смягчить

Часто пациенты боятся и хирургов, и химиотерапевтов: уже ощутили на себе и последствия операций и медикаментозного лечения.

Хороший онколог обязан предвидеть и предупреждать о побочных эффектах, назначать адекватную поддерживающую терапию, чтобы облегчить послеоперационный период для пациента. Да хотя бы просто объяснить, что делать с тошнотой после химиотерапии.

Но я до сих пор слышу от пациентов, что не всем и не всегда выписывают антиэметики (противорвотные препараты).

И надо понимать, что порядка 30% российских онкопациентов получают химиотерапию вообще без какого-либо гистологического исследования (то есть образцы их опухоли не изучают). Лечение назначают только по результатам, например, МРТ. Так делать нельзя! Даже с современной диагностикой врач не может единолично принимать такие решения.

Лечение рака сегодня – сложная мультидисциплинарная сфера. В «Медицине 24/7» все решения принимаются коллегиально: собирается консилиум, обсуждаются мнения нескольких смежных специалистов.

Молекулярно-генетическое тестирование

По анализу ДНК опухоли подбирают препарат, который сработает именно против нее. Это позволяет продолжить лечение, когда «перепробовали все, но ничего не помогает». Генетическое тестирование порой открывает дверь из тупика.

Долгое время считалось, что метастазы рака молочной железы по своему молекулярно-биологическому типу идентичны первичной опухоли. И при обнаружении метастазов назначали такое же лечение. Позже выяснилось, что у опухоли генетический статус может быть, например, HER2 позитивный, а у метастазов в печени он меняется. Это означает, что для продолжения лечения нужны совсем иные препараты.

У всех пациентов, у которых находим метастазы меланомы или рака молочной железы, мы берем для гистологического исследования образцы не только ткани первичной опухоли, но и метастатически пораженных участков организма. Это продлевает таким людям жизнь на годы.

Отчет о генетическом исследовании содержит информацию, которая позволяет онкологу выстроить наиболее эффективную программу лечения для конкретного пациента.

Иммунотерапия

Стимуляция собственного иммунитета человека на борьбу с раковыми клетками. Новый способ лечения, за который дали последнюю Нобелевскую премию.

При иммунотерапии в организм не вводят ничего чужеродного. Препараты просто активируют собственную иммунную систему и заставляют ее бороться с раковыми клетками. Таким образом, мы избавляем пациента от побочных эффектов, которые есть, допустим, при проведении многокурсовой химиотерапии.

Результаты позволяют говорить о настоящих прорывах в лечении, например, метастатической меланомы. Раньше это были так называемые «отказники», за лечение этих пациентов никто не брался. Пациенты при III стадии немелкоклеточного рака легкого после лечения жили в среднем до года. После комбинированного лечения (химиотерапия + таргетная + иммунотерапия) срок жизни продлевали до трех лет.

Иммунотерапия может помочь людям с раком желудка, мочевого пузыря, почки, раком легкого, меланомой.

Схема работы иммунопрепарата, ингибитора PD-1. Именно за это открытие Тасуку Хондзе получил Нобелевскую премию.

Он нашел на поверхности Т-клетки (клетка иммунитета) молекулу PD-1 и выяснил, что PD-1 переводит Т-клетку в «спящий режим», когда связывается с соответствующим белком PD-L1 на поверхности опухолевой клетки.

А препарат-ингибитор PD-1 размыкает эту связь и снова активирует Т-клетки на уничтожение клеток опухоли.

Таргетная терапия

В таргетной (от англ. слова «мишень») терапии препараты действуют прицельно на раковые клетки и не повреждают здоровую ткань, как это делает классическая химиотерапия. Например, трастузумаб – препарат, который 20 лет назад произвел в революцию в лечении рака молочной железы. Благодаря ему десятилетняя выживаемость выросла на 30%.

В таргетной терапии активно разрабатываются новые препараты. При лечении того же рака молочной железы применяют пертузумаб – это уже лекарство нового поколения.

Там, где при раке яичников, поджелудочной железы, легких, мочевого пузыря оказывается неэффективным препарат паклитаксел, назначают НАБ-паклитаксел, и он дает результат.

Если колоректальный рак не отвечает на бевацизумаб – есть афлиберцепт.

Химиоэмболизация опухолей

Сферы-эмболы одновременно закупоривают сосуды, питающие опухоль, и высвобождают прикрепленный к ним препарат, убивающий раковые клетки. Так лечат первичные и метастатические опухоли в печени.

Препараты с микрокапсулами, выделяющими лекарство против опухоли.

Препарат блокирует кровоток в сосудах, питающих опухоль в печени.

Химиоэмболизация дает нам массу возможностей. При опухолях в печени, например. Через бедренную артерию вводим катетер, двигаемся вверх по аорте, в печеночную артерию в сосуд, кровоснабжающий ткань опухоли. По катетеру подаются микросферы из особого пластика, которые несут цитостатический препарат (против роста опухоли). Раковые клетки лишаются питания и перестают расти.

После такого лечения метастаз или опухоль, которые были слишком велики, чтобы их удалить, уменьшаются в размере – мы можем такого пациента прооперировать.

В этом направлении технологии тоже все время совершенствуется: микросферы становятся все более мелкими, то есть тщательнее перекрывают кровоток к опухоли, и за счет изменения поляризации, они лучше удерживают препарат: действие процедуры теперь более выраженное и длится дольше.

Радиочастотная абляция (РЧА) метастазов под контролем компьютерной томографии

Выход для пациентов, которым противопоказана «химия» или хирургическая операция. Ничего не вырезают, через прокол вводят иглу в метастаз и разрушают его прицельно, накаляя электрод до температуры «выпаривания» опухолевой ткани.

Метод применяют при небольших опухолях или метастазах в печени, почках, легких, надпочечниках, простате и костях. РЧА позволяет оперировать даже когда классическое оперативное вмешательство невозможно.

Например, если метастатическое поражение коснулось не одной, а обеих долей печени, без РЧА не обойтись.

Паллиативная терапия

Существуют пациенты, у которых исчерпаны возможности лечения, и наша задача – насколько возможно продлить им жизнь. Паллиативная медицина может сделать так, чтобы пациент не оказывался «за бортом», оставался частью социума: без боли, без неприятных симптомов, без нефро и -колостом…

Но не все онкопациенты (и даже, увы, не все врачи) знают о возможностях современной паллиативной медицины. Например, что грамотное обезболивание позволяет дольше обходиться ненаркотическими препаратами, а наркотические использовать без рисков развития зависимости, и иногда вовсе обойтись без них.

Или, например, поступает больной с опухолью, неоперабельной, которая сдавила пищевод. Удалить ее нельзя, и тут мы стараемся поставить такому пациенту стент, специальный «протектор» просвета пищевода.

Тогда человек до конца жизни может питаться сам, за общим столом с родными, а не через капельницу. Пациенты при поддержке паллиативной медицины могут до конца жить дома, с близкими, а не на больничной койке.

Некоторые путешествуют или до последнего работают.

То, что на фоне всех современных инструментов случаются напрасные смерти, когда люди сами себя обрекали, – обескураживает. Все помнят историю Стива Джобса. У нас тоже есть такие пациенты, мы зовем их «опухолевые диссиденты» – это люди, которые просто отрицают свой диагноз. Такова сила психологического сопротивления.

Часто женщины, например, при раке молочной железы не могут принять этот диагноз, не начинают лечение. И это не зависит ни от материального достатка, ни от возраста или образования, ни от региона.

Так ведут себя и суеверные бабушки, и молодые обеспеченные женщины из городов-миллионников. Иногда затягивают до того момента, когда опухоль начинает распадаться – таких пациенток приводят к нам близкие и родственники: они просто уже чувствуют специфический запах.

В таких случаях лечение сложнее и прогнозы куда хуже, чем если бы женщина начала лечиться сразу.

Вместо вывода

Прежде чем поддаться панике-депрессии-отрицанию и пойти к гомеопатам и гадалкам, будьте хотя бы информированы и осведомлены обо всех вариантах.

Да, в страшный момент хочется верить в чудо – и люди верят. Но чудеса в 2019-м творят не маги и колдуны, а ученые и врачи. Они открывают новые лекарства, секвенируют геном и делают сложные операции. Надеемся, что информация из этого поста вам никогда не пригодится в практических целях. Будьте здоровы.

Источник: https://pikabu.ru/story/kak_lechat_onkologiyu_v_2019_godu_rasskazyivaet_khirurgonkolog_6790260

Где выход? Почему почти каждый третий онкобольной отказывается от лечения

Отказ от операции при раке 2019 год

Каждый год умирают из-за злокачественных опухолей около 90 тыс. больных. Но почему почти каждый третий, узнав свой онкологический диагноз, отказывается от лечения?

Почему мы отстаем?

В наше время медицина настолько продвинулась вперед в онкологии, что рак во многих странах перестал быть приговором. Особенно заметно это там, где хорошо налажена страховая медицина, и люди, хочешь-не хочешь, вынуждены регулярно проходить медосмотры, сдавать анализы.

И если вдруг у них заподозрят что-то неладное со здоровьем, лечить начинают болезнь на ранней стадии, что практически на 100 % гарантирует успех. У нас же все по-другому. Люди обращаются в медучреждения уже только когда начинаются невыносимые боли.

А это в онкологии бывает только на четвертой, последней стадии, когда вылечиться может помочь только чудо. Ранние стадии рака у украинцев выявляют случайно, у тех, кто вынужден проходить медосмотры. Но даже эта категория наших граждан умудряется избежать медобследования, купив себе санитарную книжку.

Поэтому мы из года в год возглавляем европейский антирейтинг по онкоболезням.

«Несмотря на то, что рак уже хорошо лечат в мире, мы находимся в каком-то средневековье, и отстаем по лечению очень многих болезней, в том числе и рака.

Наши доктора мало общаются с иностранными коллегами, редко бывают на международных мероприятиях, у нас нет оборудования для лечения онкологии, нет по доступным ценам лекарств, а из бюджета выделяется очень мало денег на лечение рака. В общем, тут целый букет проблем.

А у пациентов не хватает средств на то, чтобы оплатить хоть то лечение, которое можно получить у нас. Должны быть государственные программы, которые поддержали бы больных раком, диабетом, туберкулезом, сердечно-сосудистыми заболеваниями и т.д. Но ничего этого, к сожалению, нет. И это очень печально. Ведь у нас смертность очень высокая.

При чем, умирают многие люди в том возрасте, когда еще жить и жить. Получается, что вся здоровая молодежь уезжает работать за границу, а остаются больные. Скоро у нас и работать-то некому будет», – говорит председатель правления союза защиты прав пациентов «Здоровье нации» Валентина Очеретенко.

По ее словам, не надо было уничтожать то хорошее, что было раньше. Потому что все старое мы развалили, а нового не построили. И на развалинах и живем.

В надежде на чудо

Те онкобольные украинцы, у которых есть деньги, едут лечиться за границу. Остальные полагаются на судьбу – будь что будет. И около 30 %, узнав о своем онкологческом диагнозе, от лечения отказываются. Об этом недавно заявил главврач Белоцерковского онкодиспансера (Киевская обл.) Ярослав Колесников. Что происходит с теми, кто при раке отказывается от операции и химиотерапии?

«Сложа руки эти люди не сидят, – говорит Галина Сухомлин, сестра онкобольной, которая в течение пяти лет сопровождает свою родственницу во время ее лечения.

– Еле-еле вытягивая материально лечение, многие больные делятся друг с другом рецептами народной медицины и адресами «целителей», услуги которых намного дешевле, чем «химии», предлагают всевозможные зелья, приготовленные на основе мухоморов, чистотела, дурмана, белладонны и других ядовитых растений.

По рассказам, кому-то растительная терапия помогает. Но исцелившегося от рака травами человека я не видела. Зато много раз видела людей, которые были в панике и отчаянии из-за того, что не знали, где брать деньги на химиотерапию.

Однажды, помню, в Институте рака, в палате, где лежала сестра, одна больная пришла от врача, села на свою кровать и стала истерично рыдать. Это была простая сельская женщина в возрасте чуть-чуть больше 40 лет, дома дети-школьники, хозяйство, огород.

У нее был рак груди, особая, очень агрессивная форма, на препараты химиотерапии и таблетки после нее надо было около 40 тыс. грн. И женщина рыдала из-за того, что у нее не было другого выхода, кроме как продать корову, хотя денег, вырученных за буренку, все равно было бы мало. Дальнейшая ее судьба мне не известна. Но показалось, что она заинтересовалась адресом травника, и собиралась вместо химиотерапии лечиться настойками и отварами».

По словам Галины, если онкобольным детям помогают собирать деньги на лечение многие фонды, то для взрослых таких фондов вообще нет. Единственный выход – самому собирать средства в соцсетях. Ведь оплатить самому свое лечение рака в Украине мало кому по карману. Всего один цикл химиотерапии вместе с поддерживающими и сопутствующими лекарствами стоит, как минимум, от 1 тыс. до 10 тыс. грн.

Кроме того регулярно нужно делать онкоскрининги, которые, по ситуации, могут включать анализы крови и др., УЗИ, МРТ, возможно, биопсию какого-то органа. Это тоже проводится за свой счет. И таблетки еще нужно принимать – некоторые из них стоят десятки тысяч гривен. Эта жуткая арифметика онкобольных приводит к травникам, а иногда и толкает на самоубийства.

В декабре прошлого года жительница Згуровки Киевской обл. которая сильно страдала от болей при онкологии, бросилась в колодец и погибла. В феврале 2019 года счеты с жизнью свел житель Новоград-Волынского Житомирской обл. – лечение от рака ввело его в огромные долги, рассчитаться с которыми он не смог. А в июле этого года в Броварах онкобольной выстрелил себе в голову.

Это лишь отдельные примеры того, чем завершается у нас лечение от рака.

Кстати, при очень серьезных заболеваниях, когда жизнь буквально поставлена на чашу весов, не только украинцы, но и люди других стран иногда надеяться на чудесное исцеление, полагаясь на судьбу.

Такой пример – история одного из основателей компании Apple Стива Джобса, который, заболев раком, имел все шансы вылечиться. Но он официальной медицине предпочел альтернативные методы лечения, в том числе и лечение травами.

К сожалению, это была провальная идея, возможно, первая и последняя в его жизни – 5 октября 2011 года он умер. А те, кто всеми силами пытается ухватиться за жизнь, как за хвост улетающей птицы счастья, проявляют чудеса изобретательности.

И некоторым онкобольным украинцам удается избавиться от болезни или хотя бы надолго притормозить ее (что тоже неплохо), став участниками клинических испытаний препаратов от рака. Ведь даже в самой безнадежной ситуации выход есть. Важно только выбор сделать в сторону жизни.

Алла Рыбалко

Новости от АиФ.ua в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/aif_ukraine.

Источник: https://aif.ua/health/gde_vyhod_pochemu_pochti_kazhdyy_tretiy_onkobolnoy_otkazyvaetsya_ot_lecheniya

Андрей Каприн: лечение рака в России стало агрессивнее и эффективнее

Отказ от операции при раке 2019 год

Главный внештатный онколог министерства здравоохранения РФ, генеральный директор ФГБУ “НМИЦ радиологии” Минздрава России, академик РАН Андрей Каприн в интервью РИА Новости рассказал, почему рак важно не победить, а научиться контролировать, в каком возрасте чаще всего россияне болеют раком, а также о новых методах лечения и успехах, которых уже удалось достичь в онкологии. Беседовала Людмила Белоножко.

— Андрей Дмитриевич, появилась ли уже статистика по итогам 2018 года, сколько новых случаев заболевания раком было выявлено в России?

— Статистики за 2018 год у нас пока нет, данные еще анализируются, ждем в ближайшее время, но, учитывая практику предыдущих лет, можно предположить, что количество новых случаев выявления рака увеличится. По опыту ежегодный прирост онкозаболеваемости составляет примерно 1,5%, я думаю, что в 2018 году это будет сопоставимый показатель.

В целом за последние 10 лет прирост заболеваемости раком у нас в стране, если взять грубый показатель, увеличился почти на 14%. Это связано с несколькими причинами, среди которых прежде всего увеличение продолжительности жизни, а рак – это в основном болезнь пожилых людей.

Кроме того, за последние годы заметно улучшилась работа онкослужбы, ее диагностического направления, что привело к росту выявляемости заболеваний, в том числе и ранних форм рака. Так, если в 2012 году ранние стадии рака были выявлены в 50%, то в 2017 уже почти в 56% случаев.

Может быть, эти цифры не столько впечатляющие, но за ними стоят тысячи больных, которых можно спасти.

К положительным тенденциям можно отнести и увеличение числа так называемых активных больных, то есть тех, у кого онкологическое заболевание выявляется параллельно с каким-то другим.

Пациент приходит на прием к врачу, например, с обычным кашлем, его обследуют и обнаруживают опухоль. Диагностика, без сомнения, технически значительно перевооружается. Если пять лет назад таких больных было всего 15%, то сейчас более 25%.

И чаще всего у них выявляются заболевания на ранних стадиях.

— Тогда получается, что количество больных, у которых рак выявляется на 4 стадии, стало меньше?

— У нас стала меньше летальность от рака в первый год после постановки диагноза, она за пять лет снизилась с 26% до 22%. А вот число больных, обращающихся к врачам уже на четвертой стадии, по-прежнему остается высоким — около 20%, хотя и снизилось на 1%.

Поэтому, конечно, нужно всемерно прививать врачам и населению онконастороженность. Учить людей ответственному отношению к своему здоровью и убеждать при малейшем подозрении на отклонение в работе организма обращаться к врачу, а не затягивать обследование до тех пор, когда помочь бывает уже слишком сложно или даже невозможно.

— В каком возрасте рак выявляется чаще всего и какой вид рака самый распространенный в России?

— Я уже сказал, что рак это болезнь пожилых, поэтому наибольший показатель заболеваемости и у мужчин, и у женщин отмечается в 70-79 лет.

Самым распространенным видом рака у мужчин является рак легкого, который в структуре онкологической заболеваемости занимает около 17%, а у женщин рак молочной железы – чуть больше 20%.

Справедливости ради следует отметить, что заболеваемость раком легкого стала несколько ниже после активной реализации антитабачной кампании.

— Что изменилось в лечении онкологических заболеваний? Какие новые методы появились за последнее время?

— Лечение в онкологии стало агрессивнее, при этом с менее выраженными токсическими реакциями. В хирургии активно развиваются эффективные методы электрохирургии, позволяющие останавливать кровотечение из труднодоступных сосудов.

Кроме того, мы стали чаще использовать в хирургии реконструктивно-пластические и органосохраняющие методы, которые стали более востребованы в связи с ранним выявлением рака. Раньше при невысокой продолжительности жизни это и не было так актуально.

Сейчас, наряду с целью сохранить жизнь человеку, перед нами стоит задача еще и снизить инвалидизацию, вернуть человека к привычному образу жизни.

С развитием хирургии мы стали активно заниматься разработкой и внедрением новейших методов лечения метастазов. Раньше больных с метастазами на хирургическое лечение не брали.

Сейчас мы оперируем достаточно большие группы пациентов, среди них больные раком желудка на поздних стадиях, используя при этом в комплексе химиотерапию. Раньше эти больные считались неоперабельными.

Сейчас, благодаря химиотерапии, мы сначала уменьшаем объем опухоли и делаем ее резектабельной с меньшей вероятностью прогрессирования процесса.

Есть также такие методы, которые в нашей стране применяются только в нашей клинике – это HIPEC-терапия, при которой с помощью высокого давления распыляют химиопрепараты.

Этот метод используется, например, при диссеминированном процессе (распространении метастазов) в брюшной полости. Такие больные точно были некурабельные, а теперь мы их берем на лечение.

Сейчас мы нарабатываем опыт по совершенствованию этих методик для тиражирования в регионах.

Интересны исследования в использовании метода подготовки к хирургическому лечению за счет суперселективной эндоваскулярной химиотерапии. Уже достаточно давно кардиологи, чтобы расширить сосуд, используют ангиограф.

Сегодня эти аппараты используются и в онкологических центрах для того, чтобы, наоборот, уменьшать их диаметр или вовсе закрыть, чтобы прекратить приток крови к опухоли.

Более того, с помощью этой техники есть возможность таргетно ввести химиотерапевтический препарат, который будет орошать опухоль через эндоваскулярную доставку.

Для этой методики мы сейчас разрабатываем производство препарата на основе иттрия. Он очень эффективен при лечении рака печени. В Австралии этот препарат уже в производстве, мы параллельно делаем свой.

С помощью иммунотерапии мы значительно продвинулись в лечении меланомы. Раньше все это останавливалось на втором-третьем цикле лечения, сейчас за счет иммунотерапии лечение можно продолжать с большим эффектом.

— В декабре министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова заявила, что скоро у нас появятся новые отечественные вакцины для профилактики онкологических заболеваний. Расскажите поподробнее об этом.

— Да, сейчас сразу в нескольких научных центрах идет работа в этом направлении. Это дорогая методика, но она будет у нас в стране. Мы участвовали в разработке онковакцины при раке почки. Онковакцинация, конечно, должна со временем занять определенное место в наборе средств борьбы с онкозаболеваниями.

— А Россия отстает в лечении рака от западных стран?

— Мы не отстаем в лечении рака. По хирургическим навыкам мы абсолютно не отстаем, русская хирургическая школа очень мощная. С химиопрепаратами проблем тоже нет, с закупками помогает государство.

Мы отстаем в кадровом обеспечении, в производстве своих фармпрепаратов, высокоточной аппаратуры.

Мы были страной, в которой в 60-70 годы прошлого века очень много делалось для развития науки в этом направлении, но 90-е годы отбросили многие разработки на десятилетия. Сейчас мы пытаемся наверстать упущенное.

Что еще немаловажно, пока мы мало уделяем внимания хорошо поставленной рекламе, сервису и поощрению медицинского туризма.

И здесь очень важно, какую информацию распространяют СМИ о нас. Когда средства массовой информации сообщают о положительном опыте, у нас на форумах сайта резко увеличивается количество посещений, когда публикуются скандальные истории, начинается отток.

Между прочим, зарубежные клиники крайне редко публикуют свои данные о смертности, об осложнениях, потому что понимают, что это все отрицательные стороны маркетинга.

— Сейчас в России разработана федеральная программа по онкологии, в рамках этой программы Минздрав планирует организовать сеть центров амбулаторной онкологической помощи во всех регионах страны. Расскажите, что из себя представляют эти центры?

— У нас было и есть большое количество хорошо вооруженных стационаров и поликлиник в регионах, которые имеют современное оборудование – рентгеновский компьютерный томограф, МРТ, современное УЗ-оборудование и маммографические цифровые аппараты. В основном эти стационары предназначались для диагностики и лечения больных с доброкачественными заболеваниями.

Сейчас мы будем использовать возможности этих медицинских учреждений для уточнения диагноза онкологических больных. Например, у больной подозревается рак молочной железы, ей нужно сделать определенные исследования, чтобы она попала на специализированное лечение.

Чтобы не загружать онкологические диспансеры, мы будем для своей диагностики использовать технически вооруженные лечебно-профилактические учреждения, чтобы пациенты оперативно получили информацию о своем здоровье и как можно быстрее оказались на специализированном лечении.

— Одно из мероприятий в рамках федерального проекта – проведение информационно-коммуникационной кампании. Насколько она необходима в России? Как оцениваете уровень знания людей об онкологических заболеваниях?

— Я уже говорил, как любая положительная информация влияет на посещаемость наших информационных ресурсов. Мы стараемся использовать все доступные средства информации, чтобы убедить людей внимательнее относиться к своему здоровью и проходить необходимую диагностику в разные периоды жизни.

Мы даже организовали Дни открытых дверей, которые уже пять лет проводятся на базе МНИОИ имени П. А. Герцена, на которых любой житель России может прийти в субботу и проверить родинки, сделать УЗИ, показаться маммологу или урологу без всяких предварительных согласований.

Мы участвуем во всех информационных медиапроектах, и надеюсь, что при поддержке государства просветительская программа будет иметь большой эффект в национальных масштабах.

— Андрей Дмитриевич, сейчас так много говорят об онкологии, а удастся ли когда-нибудь победить рак?

— Пока современная медицина ставит своей задачей не победить рак, как, например, оспу или холеру, а перевести ее в контролируемое русло, сделать хроническим заболеванием с большим периодом ремиссии.

И мы в этом направлении видим большие успехи. Так, например, в результате диспансеризации выявление рака молочной железы на ранних стадиях превысило 70-процентный рубеж, а пятилетняя продолжительность жизни при 1 стадии рака — более 90%.

И так должно быть по всем локализациям.

Источник: https://ria.ru/20190314/1551765604.html

Помощь Онколога
Добавить комментарий