Лечение рака протонами в обнинске

Лечение рака протонами в обнинске

Лечение рака протонами в обнинске

Развитие и увеличение количества установок протонной терапии возможно со временем. Однако, дело в том, что в отличие от фотонных установок, даже самых сверх современных, протонные установки гораздо дороже и коммерческим лечебным учреждениям экономически не потянуть такую покупку. К тому же в России нет такой возможности у людей платить за такое лечение.

Остается только ждать, когда государственные клиники будут оснащаться такими установками.

Врач-онколог

А.В. Рева

17.08.2016г

«Как проходит лечение»

Стоимость протонной терапии в Обнинске зависит от количества фракций облучения, которое в свою очередь определяет врач, исходя из типа, размера и формы новообразования.

Каждый случай рассматривается врачами отделения радиологии, специализирующимися на проведении радиохирургии. Показания определяются во время очной или заочной консультации (по документам).

Документы, которые необходимо предоставить для консультации:

  1. Последняя выписка из истории болезни, включающая диагноз, жалобы, предшествующие лечение, гистологическое заключение (если есть).
  2. Заключение МРТ, КТ или ПЭТ КТ.
  3. Снимки в архивированных файлах, если консультация заочная.

Лечение в израильской клинике

Онкогинекология в Израиле

  1. Пациент прибывает в центр.
  2. Проводится подготовительная диагностика. Как правило, ПЭТ КТ исследование и магнитно-резонансная томография с целью уточнить локализация новообразования и его форму.
  3. На основе диагностики формируется трехмерная компьютерная модель опухоли и моделируется форма, направление и длительность облучения. Создается персонализированный коллиматор из сплава Вуда, определяющий форму пучка, и болюсы корректирующие глубину точки формирования пика Брега, чтобы он возник именно в месте расположения опухоли.
  4. В день сеанса физики центра проводят тестовый пуск и измеряют такие параметры, как мощность, глубину проникновения и профиль пучка протонов. С учетом смоделированного ранее сценария процедуры корректируются настройки излучателя и коллиматора.
  5. В назначенное время пациента проводят в комнату с излучателем. Фиксируется в положении сидя в кресле, или соответственно лежа на подвижной кушетке. При проведении радиохирургии в области головы и головного мозга, для дополнительной фиксации используют индивидуальную иммобилизирующую маску в виде пластиковой сетки.
  6. Облучение проводится фракционно Перед каждой фракцией проводится контрольный рентгеновский снимок. Проверяется точность соответствия структуры тканей сделанному ранее планированию до долей миллиметра. При точном совпадении выполняется облучение. В противном случае перед облучение оператором выполняется коррекция.
  7. Сеанс длится 15-20 минут. По окнчанию сеанса пациента проводят в комнату отдыха и проверяют основные физические параметры. При хорошем самочувствии пациент может в этот же день отправиться домой.

Подготовка пациента

От пациента какой-то специальной подготовки не требуется. Накануне процедуры необходимо избегать курения, употребления алкоголя, переедания и излишней физической нагрузки. Врачи также могут сделать дополнительные анализы на наличие таких хронических заболевания как диабет, аллергия, для предотвращения интоксикации организма продуктами распада злокачественных клеток.

Как в процессе, так и после сеанса облучения пациент не испытывает никаких ощущений. Отдаленные последствия лечения зависят от локализации раковой опухоли и ее размера, и не отличаются от последствий разрушения злокачественных новообразований вследствие действия других видов облучения.

ПОДРОБНОСТИ:   Иммунное лечение рака в москве

В период между сеансами и после окончания курса лечения рекомендуется придерживаться распорядка дня и режима питания, рекомендованного врачом. Как правило последующей госпитализации не требуется, процедура проходит амбулаторно. В дальнейшем только проводится контрольная диагностика, для оценки эффективности пройденного лечения.

Протонно-лучевая терапия в России

Химиотерапия проводится введением противораковых агентов, из перечисленных выше препаратов, в кровь пациента. Кровотоком лекарство переносится к раковым клеткам во всех участках организма. Наиболее распространенно введение препаратов внутривенно, реже перорально и подкожными инъекциями.

Пероральный способ (в виде таблеток или жидкости) удобен для приема дома, по назначенной схеме лечения, проводится без помощи онколога, но имеет недостаток из-за отсутствия контроля усваиваемой дозы лекарства.

Введение химиотерапевтических препаратов амбулаторно с помощью капельницы или инъекций наиболее надежно, проводится в клинике стационарно или амбулаторно.

При длительных схемах химиотерапии для доставки препаратов в кровь используют центральную трубку «Hichman», вводимую под анестезией в крупную вену под кожей грудной клетки.

Через свободный конец идет вливание препаратов в соответствии с назначенным режимом.

В соответствии с предварительной диагностикой и на основе рандомизированных клинических исследованиях, в зависимости от вида ракового заболевания и степени, онколог разрабатывает индивидуальную схему химиотерапии. Схема устанавливает оптимальные дозы химиопрепаратов, их сочетания, способ и последовательность введения.

После химиотерапии отмечают такие основные побочные эффекты как тошнота, ослабление корней волос с частичным выпадением, повышенная утомляемость и слабость в следствии анемии из-за меньшей выработки эритроцитов.

Против тошноты разработаны эффективные средства, сочетающиеся с химиопрепаратами. Их применение в течении курса химиотерапии убирает тошноту или значительно ослабляет ее проявления.

Ослабление и частичная потеря волос относится ко временным побочным явлениям, после лечения волосы растут с естественной скоростью. Некоторые препараты вообще не вызывают выпадения волос, а ряд процедур значительно снижает ослабление их корней.

Цитотоксическое воздействие ─ воздействие химическими препаратами на раковые клетки, в результате которого нарушается процесс их деления и прекращается образование новых.

  • рак легких,
  • рак простаты,
  • саркомы,
  • меланома глаза,
  • опухоли лица,
  • опухоли дыхательных органов,
  • опухоли ЦНС,
  • опухоли репродуктивных органов.

Для протонной лучевой терапии применяется специальный прибор, называющийся циклотрон или синхротрон, который ускоряет движение элементарных частиц и разгоняет их по спирали.

Протоны на огромной скорости при помощи магнитного поля направляются к месту локализации опухоли.

Чтобы изменять форму излучаемого пучка или обеспечить проникновение его в иные органы и ткани, используют дополнительные устройства и современные компьютерные программы.

За всеми манипуляциями следит оператор, находящийся за пультом управления прибором во время сеанса протонной терапии вместе с ведущим врачом и другим медицинским персоналом, куда входят:

  • онколог-радиолог,
  • дозиметрист,
  • медицинский физик,
  • медицинская сестра.

Онколог назначает курс лечения лучевой терапией, а медицинский физик и дозиметрист определяют все параметры предстоящего воздействия. Процедуру проводит радиолог и оператор.

Само облучение длится не более минуты даже при обширных раковых поражениях и метастазировании, но подготовка может занимать до получаса, ведь перед подачей протонов врачи индивидуально для каждого пациента настраивают оборудование.

Длительность протонной терапии не более минуты!

ПОДРОБНОСТИ:   Рак щитовидной железы: симптомы и лечение

Чтобы частицы попали непосредственно в очаг воспаления, больного нужно верно расположить в аппарате и зафиксировать. Во время работы прибора и облучения клиент не испытывает неприятных и болезненных ощущений.

Курс протонного лечения длится от нескольких дней до месяца, в зависимости от стадии рака, наличия сопутствующих заболеваний и метастазов.

В отличие от других развитых стран, отечественная медицина редко обращается к протонной терапии для лечения онкологических заболеваний.

Это связано с дороговизной зарубежного оборудования, недоступностью неклассических видов терапии ввиду страховой системы и недостаточной заграничной практикой наших специалистов.

В Москве существуют центры протонной терапии лишь на базе частных клиник, что делает данную процедуру довольно дорогой. Отечественных учреждений, занимающихся данным видом лучевой терапии, всего несколько, но и таковые отделения носят скорее экспериментальный характер.

Центры протонной терапии в России находятся, к сожалению, только в стадии планирования, хотя некоторые всё же работают в нашей стране уже сейчас:

  • Институт теоретической и экспериментальной физики в Москве;
  • Российский научный центр радиологии и хирургических технологий в городе Гатчина, Ленинградской области;
  • Объединённый институт ядерных исследований в городе Дубна.

Но получить в них лечение проблематично, так как пациентов, нуждающихся в процедуре гораздо больше, чем возможностей у этих заведений её оказать, потому придётся заранее становиться в очередь для проведения протонной терапии.

С другой стороны, тяжких последствий для здоровья больных, прошедших лечения в России, практически не выявлено, это говорит о тщательной подготовке к процедуре и ведению болезни нашими специалистами.

Из-за малого распространения процедуры в России многие туристы выбирают иностранные клиники, где оказывают протонное лечение онкологическим больным.

В зарубежных медицинских учреждениях оказывают помощь нескольким тысячам пациентам. Необходимо заранее связаться напрямую с врачами или организовать лечению через посредников, затем пройти диагностику и предварительную терапию в этих странах.

Германия

Центр протонной терапии Ринекера в городе Мюнхен и занимается подобным лечением. Здесь имеется пять помещений, где может оказываться помощь сразу нескольким клиентам одновременно, что позволяет за год пропускать до 4 тысяч пациентов, больных раком.

По заверению немецких врачей, их аппараты имеют лучший механизм индивидуальной настройки, который обеспечивает самый точный в мире способ лучевого воздействия на злокачественные клетки.

По статистике серьёзные осложнения после процедуры обнаруживаются лишь у нескольких процентов больных, и то лишь у тех, кто страдал от обширного поражения прочих систем органов, сопутствующие заболевания и сниженный иммунитет.

Недавно открытый Центр протонной терапии в городе Праге уже заслужил доверие у европейских туристов. Он имеет пять помещений для одновременного лечения пациентов.

Здесь также проводят исследования онкологических заболеваний и разрабатывают современные технологии для борьбы с разными видами опухолей.

Протонная терапия в Чехии хоть только набирает обороты, зато уже заслужила мировое признание: в этой стране самая успешная практика по борьбе с детскими злокачественными заболеваниями.

Амбулаторное лечение в данном учреждении занимает от 2 недель до 2 месяцев, включая диагностику и подготовку к терапии.

Израиль

Протонная терапия в Израиле лишь начинает занимать свою нишу среди иных методов лечения рака. Так как эта страна является лидером в борьбе с онкологическими заболеваниями, то и средств их предотвращения здесь придумано немало.

Чтобы поместить протонный излучатель в стенах местных клиник, придётся практически полностью реконструировать учреждение: прибор занимает обширное пространство. Потому к данной терапии прибегают в недавно открытых частных медицинских заведениях или в институтах, которые способны обслуживать не более одной тысячи пациентов в год. Но иные виды радио- и лучевой терапии здесь применяются часто.

Метод обеспечивает локальное, «высокоточное» лечащее воздействие именно на саму опухоль, практически не затрагивая здоровые ткани и органы.

Протоны максимально воздействуют на злокачественное образование именно в конце своего «пути», и не выходят за границы новообразования, в отличие от гамма-излучения, вызывающего радиационные поражения вдоль всего пути с сильным спадом по мере прохождения через ткань.

Данное свойство протонов и позволяет за счет использования нескольких направлений облучения получить высокий терапевтический эффект.

Протонная терапия, как и другие виды радиотерапии, воздействует ионизирующим излучением (здесь, частицами, разогнанными в ускорителе) на раковые клетки, что приводит к их гибели.

А, поскольку, опухолевые клетки быстро делятся, радиация на них оказывает более губительное действие, чем на здоровые ткани, а в случае протонной терапии, за счет локальности воздействия еще более мощными дозами.

Таким образом, протонная терапия является эффективным высокоточным оружием в борьбе с раком.

Точное «наведение» пучка протонов на цель воздействия происходит благодаря высокоточному компьютерному управлению по наиболее эффективному плану лечения, составленному на основе предварительно проведенной компьютерной томографии, определяющей расположение опухоли, окружающих здоровых тканей и наиболее эффективных направлений подведения радиационного воздействия.

Протонно-лучевая терапия применяется в случаях глубоко расположенных, скрытых другими высокочувствительными к радиации (критическими по отношению к радиационному воздействию) органами опухолей и позволяет эффективно лечить опухоли любого размера. Так же к достоинствам метода следует отнести возможность облучения новообразования высокой дозой с минимальными побочными эффектами (протонная радиохирургия).

Стоимость процедур

Данная технология только зарождается для массового лечения онкологических больных, а приборы довольно дороги. Постройка центра протонной терапии обойдётся в несколько тысяч миллионов долларов, лучевая аппаратура стоит также очень дорого, потому и цены на услуги во всём мире на лечения велики.

Стоимость протонной терапии в России, Германии, Чехии, Израиле от 30 000 евро.

При больших раковых поражениях, рецидивах, осложнениях, сопутствующих заболеваниях, обильном метастазировании эта сумма может составить до 75 000 евро, потому в каждом конкретном случае цены могут разниться.

Если процедура будет являться дополнением к другому виду терапии — такая практика распространена в клиниках Израиля — её цена составит от 10 000 евро.

Источник: https://StopOncology.ru/lechenie/lechenie-raka-protonami-obninske/

Протонная терапия по-русски. Часть 2: кто не рискует, тот не спасает жизни

Лечение рака протонами в обнинске

Вчера мы опубликовалипервую частьбольшого интервью с руководителем центра протонной терапии Медицинского института им. Березина Сергея Аркадием Столпнером об открывшемся в 2017 году центре.

Разговор продолжился и плавно перетек в тему о том, как сейчас дела с протонным лечением обстоят в России, сколько стоит курс процедур, для какого типа опухолей он подходит, и что может произойти в отраслью в ближайшие 10-20 лет.

Аркадий Столпнер, установка для протонной терапии. Credit: Александр Щемляев, пресс-служба Губернатора Московской области

По вашим оценкам, насколько в стране на данный момент необходима протонная терапия? Сколько пациентов в год в ней нуждаются?

Этот вопрос можно разделить на две части. Первый – насколько она необходима каждому конкретному пациенту. Начнем с того, что метод дорогой. Например, в Америке он стоит 150-200 тысяч долларов с анестезией для ребенка.

В Европе, например, в Праге он, как многие говорят, достаточно дешевый, но чтобы все понимали – меньше, чем 70 тысяч евро, там процедура тоже не стоить не будет. Наша цена, которую мы сейчас озвучили – 1 800 000 рублей, то есть меньше, чем 30 тысяч долларов.

Это самая низкая цена, которая наиболее близка к нашим реалиям.

Поэтому важно понять, а так ли нуждается пациент именно в этом виде лечения? Или можно его долечить на фотонах за гораздо меньшие деньги? Мы создаем два плана, протонный и фотонный, и сравниваем их.

Когда вы видите оба плана на экране, то сразу понимаете, что преимущество огромное, либо оно небольшое, либо его вообще нет.

Тогда вы можете сказать пациенту, что, может быть, ему или государству не нужно платить такие деньги для того, чтобы получить очень небольшой выигрыш в несколько процентов.

Но иногда мы видим, что планы очень отличаются с разительным преимуществом, и понимаем, что наш пациент просто не сможет выдержать полный курс фотонов.

Это означает, что мы не сможем взять опухоль под контроль, и обязательно будет рецидив. То есть мы не получим излечение, хотя оно могло быть.

И мы говорим, что да, план на протонах намного лучше, и давайте будем лечить больного по нему. Иногда это бывает разница между жизнью и смертью.

Второй вопрос – а сколько же нужно процедур протонной терапии в стране? По современному уровню знаний считается, что 5-6 процентов от всех больных, проходящих лучевую терапию – это те, кто имеет очень большой выигрыш от протонов по сравнению с фотонами. Соответственно, по разным оценкам, если в России 300-350 тысяч человек нуждаются в дистанционной лучевой терапии, то где-то 20 тысячам пациентов нужны протоны.

Если даже наш центр способен принимать 800-1000 человек в год, то кажется, что нужно непременно построить 20 таких центров.

Но, во-первых, может ли наше общество себе позволить 20 центров, стоимость каждого из которых около 600 миллионов долларов, например, как в Димитровграде. Мы свой построили за 120 миллионов долларов.

И даже если строить такие центры, то 20 будет стоить уже около 2 миллиардов. Во-вторых, просто построить недостаточно. За их эксплуатацию тоже нужно платить, и это огромные затраты.

Ну и в-третьих: всегда встает выбор, кого и на чем лечить. Если бы общество могло себе позволить проводить через протонную терапию всех, то я бы сказал – давайте. Потому что она всегда и во всех случаях хоть немножко, но лучше.

Но общество, конечно, не может, поэтому мы должны отбирать. Мы должны выяснить, при каких условиях, заболеваниях и локализациях разница так велика, что технология становится прорывом.

Когда мы а) – спасаем пациента, пациент выживает и живет долгую жизнь вместо гибели, и б) – когда он не инвалидизируется.

И еще важный момент, почему нельзя быстро строить много центров. Протонная технология последние 16 лет развивается стремительно. И на создание центра у нас, например, ушло 4 года, в Димитровграде на это понадобилось 7-8 лет, и еще 4-5 лет нужно для того, чтобы «набить руку». При нынешней скорости научного прогресса есть риск, что технологии обгонят строительство.

Если даже мы построим 10-15 центров, то имеем большой шанс увидеть, что эти деньги окажутся потраченными зря, потому что технологии изменились, они стали дешевле, эксплуатация стала дешевле. И у нас будет десяток центров, стоящих огромных денег, а рядом уже можно будет быстро, скажем, за полтора года, возвести почти такой же центр, но гораздо дешевле.

Это нужно учитывать при планировании.

Безусловно. А где и как должна располагаться опухоль, чтобы для успешного излечения понадобились именно протоны?

Я буду все время повторять, что наша фокус-группа – именно дети. И если есть любая необходимость в дистанционной лучевой терапии, то это должны быть протоны.

Почему? Потому что они вне всяких сомнений лучше – дети поправляются и живут плюс/минус 70 лет нормальной жизнью. Мы не имеем права допускать, чтобы у них были вторичные раки или инвалидизация, если мы можем не инвалидизировать.

Это опухоли центральной и периферической нервной системы, саркомы, то есть практически все солидные опухоли, которые встречаются среди детей.

Ну и для взрослых это опухоли головного мозга, опухоли которые лежат рядом с критически важными тканями, органами, структурами. Например, мы можем пролечить сорокалетнего пациента на фотонах и мы его спасем, но он ослепнет. И если мы можем спасти ему зрение на протонах, даже если разница в миллион рублей, то стоит ли экономить деньги?

Бывают опухоли радиочувствительные, которые не поддаются ничему другому, кроме как лечению на протонах, где мы можем регулировать дозу. Например, у нас сейчас в первой большой группе есть женщина с саркомой крестца.

Она уже перенесла пять операций, но опухоль все растет, и у нее нет никаких шансов от нее избавиться, кроме как с помощью протонов. Она уже инвалидизирована, и если ее не лечить правильно, то патология будет прогрессировать.

При этом она еще может прожить достаточно долго, и протоны дают на это высокие шансы.

Мы сейчас ведем еще двух сложных пациента с опухолью кавернозного синуса. Также показанием может стать рак гортани, языка, носоглотки, пищевода. В настоящее время границы все расширяются, потому что появляется действительно много доказательств преимущества этого метода дистанционного лучевого лечения.

Иногда может быть так, что гражданин сам за свои деньги хочет лечиться протонами, даже если есть всего несколько процентов преимущества. Может быть, эти шансы для него важны, и почему в таком случае мы должны ему отказывать? Но государство, например, за это платить уже не должно.

Так сейчас происходит в Америке, где уменьшается количество показаний для лечения за государственный счет, потому что они не хотят платить, если разница в 10 процентов, но готовы предоставить деньги, если она, скажем, достигает 30-40-50 процентов. Это логично.

Даже американский бюджет не выдерживает.

А что скажете насчет глиобластом?

Глиобластомы – это отдельная история, такой очень тяжелый пласт. Понимаю, почему все спрашивают: здесь Дмитрий Хворостовский, Жанна Фриске, Михаил Задорнов. Это неуклонное прогрессирование и смерть, и это те опухоли, которые, к сожалению, на сегодняшний момент человечество лечить еще не умеет.

Протонная терапия здесь, несомненно, один из методов, который, уже доказано, что улучшает качество жизни и лечения, особенно для глиобластом не самого высокого грейда. Например, для третьего грейда результаты могут быть очень хорошие, а в случае второго грейда мы можем и вовсе получить излечение.

Глиобластома. Credit: radiopaedia.org

Что вы можете сказать по поводу центра в Димитровграде? Он, насколько я знаю, пока не открылся и, видимо, откроется еще не скоро…

План центра

Я думаю, что первые пациенты у них появятся через год (на момент публикации интервью до запуска центра, судя по информациина официальном сайте, остается 216 дней – прим. ред.). Это мой оптимистичный прогноз.

Все говорят, что это произойдет уже через несколько месяцев, но у меня есть опасения, что они не будут готовы технически, потому что это большой комплекс, состоящий из многих зданий, и это единый государственный контракт.

Поэтому для того, чтобы стартовать, им нужно сдать весь этот комплекс, потом получить разрешение на эксплуатацию, а потом пойти и получить медицинскую лицензию. Это история последовательная, и нельзя что-то начать делать раньше, пока не будет сдано все.

Так что если их открытие состоится в конце этого года – будет хорошо. А, возможно, это произойдет уже в следующем году. То есть, работа по-настоящему стартует, а не просто объявят об открытии.

А какие-то другие центры протонного лечения есть у нас в стране?

Это очень хороший и важный вопрос. Вообще нужно отметить, что Советский Союз в 70-е годы имел примерно 30 процентов всего мирового опыта протонной терапии. Дубна, Троицк, Гатчина – таких мест было много. Потом наступил упадок, и американцы и французы, которые вместе с нами участвовали в становлении этого метода, сделали прорыв, а мы не сделали, отстали.

В 90-е годы появилась Лома Линда в США (там в 1990-м году открылся первый в мире центр протонной терапии на базе университетской клиникиLoma Linda University Medical Center, штат Калифорния– прим. ред.

), и лицо отрасли изменилось. Это был первый медицинский центр, построенный не рядом с физическим исследовательским циклотроном.

Когда он появился, там стали лечить людей тысячами, потому что в физических центрах их лечили десятками.

Loma Linda University Medical Center

Потом стали появляться другие подобные центры. А в России до сих пор осталось много мест, где медицинское подразделение функционирует в составе физического института на базе экспериментальной установки. Тут речь идет о десятках пациентов в год, что сейчас не представляет практически никакого интереса и не решает многих проблем. Исследования пройдены, метод должен стать рутиной.

Если говорить о клиническом использовании, то единственное место, где в России есть протонная терапия – это Обнинск. Там стоит синхротрон российской разработки, и это здорово, что такое есть.

Если честно, когда у нас возникла идея создать протонный центр, первое, что я сделал – приехал туда смотреть, как все утроено. Но тогда эта история была еще очень сырая и нуждалась в доработке.

Это был некий усеченный вариант протонной терапии, потому что не имел гентри – такого устройства, которое позволяет доставлять пучок туда, куда нужно. Оно дает возможность отклонять пучок и подходить к телу пациента с любой точки.

То есть пациент лежит, и устройство вращается вокруг него. В Обнинске же луч неподвижен, и сидящего человека вращают вокруг него, чтобы иметь возможность облучать ту часть тела, которую нужно.

Сейчас единственный в России центр, где есть гентри – у нас, в Санкт-Петербурге. Мы, конечно, можем рассуждать об особенном пути развития нашей страны, но нужно понимать, что все центры, которые сейчас в мире существуют, с гентри.

Более того, хочу сказать, что во всем мире лечебные комнаты с так называемыми fixed beam или фиксированными пучками пытаются апгрейдить, если есть возможность, до какого-то варианта гентри.

Потому что фиксированные пучки имеют крайне ограниченное применение, что ухудшаетэкономику и вообще все.

Поэтому у нас был вариант сделать два кабинета с гентри и один с fixed beam, но шесть лет назад мы осознали этот тренд и решили не тратить несколько дополнительных миллионов долларов, отказавшись от третьей комнаты, так как строить еще одну с гентри было для нас слишком дорого.

Какие же сейчас существуют технологические тенденции в мире? Куда стремится отрасль протонной терапии, что можно ожидать через ближайшие 5-10-20 лет?

Все работают над миниатюризацией, все хотят сделать «маленькую» протонную терапию, потому что она будет дешевле.

Это очень важно – сделать ее доступнее, потому что если стоимость всего упадет на всех этапах создания центра, снизятся затраты на эксплуатацию, то конечный чек для государства или пациента окажется меньше, и методикой сможет пользоваться больше людей. Это нормально, и так всегда развивается вся медицина, да и вообще все отрасли науки.

Пока это, правда, удается плохо. По причине того, что часто не обманешь физику,  потому что если вы выигрываете в расстоянии, то проигрываете в силе. Но я думаю, что потихоньку изменения придут. Протонная терапия все равно становится меньше, она обязательно станет дешевле и доступнее.

Возможно, произойдут прорывы, если появится возможность получить этот протонный пучок каким-то более простым способом, нежели разогнать его до околосветовой скорости, используя огромный циклотрон. И такие работы есть. Я не ожидаю, что это будет в течение 5 лет, но в течение 10-15, может быть, мы что-то увидим. Я не удивлюсь.

Я понимаю, что мы тоже в зоне риска, так как нам нужно 15-17 лет для того, чтобы вернуть наши инвестиции, и мы можем увидеть что-то неожиданное, но это нормально.

Когда вы делаете что-то инновационное, то вообще имеете риски сильно удивиться в конце, потому что окажется, что не попали, и ваше изобретение никому не нужно. Но здесь мы точно знаем, что это нужно. Это не стартап.

Беседовала Анна Хоружая

Читайте материалы нашего сайта в ВКонтакте и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/592d37bde3cda8a0bf8d466e/5ae5041b7ddde89ac245c14a

С прицельной точностью: адронная терапия в лечении рака

Лечение рака протонами в обнинске

Онкология находится на втором месте среди причин смертности в России и уносит ежегодно около 265 тысяч жизней.

Борьба с онкологическими заболеваниями – один из восьми приоритетов нацпроекта «Здравоохранение», который реализуется во всех регионах России с января 2019 года.

Результатом его исполнения должно стать снижение смертности среди трудоспособного населения в стране на 26% к 2024 году, и борьбе с раком при этом будет уделено большое внимание.

Для реализации нацпроекта холдинги Ростеха «Швабе» и «Росэлектроника» создают центры протонной терапии, где онкозаболевания лечат по самым передовым методикам с применением наукоемких технологий. С 2020 года лечение рака методом «прицельного» облучения протонами войдет в программу высокотехнологичной медицинской помощи, финансируемой из средств ОМС.

Протоны побеждают рак

Лучевая терапия, или лечение злокачественных опухолей с помощью радиации, применяется и совершенствуется уже более 100 лет.

Суть метода заключается в том, что пучки элементарных частиц, исходящие из медицинского ускорителя, направленно воздействуют на раковую опухоль, разрушая ДНК вредоносных клеток. Лучевая терапия эффективна в лечении рака, однако у нее есть побочные эффекты.

На пути движения луча радиацией затрагиваются и здоровые клетки за пределами злокачественного образования, что может привести к серьезным осложнениям. 

Следующий шаг в развитии радиотерапии – адронная (протонная и ионная) терапия. Главное отличие, которое этот вид облучения принес в борьбу с раком – прицельное воздействие на опухоль, а не на здоровые клетки. Этот метод позволяет уничтожать пораженные ткани при большой глубине залегания.

 Ускоренные протоны или ионы воздействуют на онкоклетки точно в месте их локализации. Врач настраивает аппаратуру так, чтобы зона облучения в точности совпадала с границами опухоли и не затрагивала здоровые ткани. Пучки протонов или ионов воздействуют на ДНК клеток рака, и они погибают.

Таким образом адронная терапия дает возможность излечивать от рака области организма, расположенные близко к критически важным радиочувствительным органам, а также облучать очаги патологии предельно малого размера. Другим важным преимуществом новой технологии является значительное сокращение курса облучения, а соответственно, и срока восстановления.

Например, курс ионной терапии составляет 1-10 сеансов против 30-40 при обычной лучевой терапии. Кроме того, при лечении протонами или ионами наблюдается гораздо меньший риск повторных заболеваний и осложнений. Эффективность применения адронной терапии по статистике составляет 80-90%, и это очень весомый показатель.

 Также, ионная терапия в ряде случаев более эффективна, чем лучевая терапия при облучении радиорезистентных опухолей.
 

История метода

Несмотря на то что новый метод стал широко применяться только в последнее время, его изучение ведется достаточно давно. Еще в 1946 году американские физики обратили внимание на возможности облучения протонами в терапии рака. В 1950-е годы в НИИ ядерной физики в США были сделаны первые попытки лечения онкобольных, но мощности ускорителей не хватало для реализации задуманного.

В клиническую практику протонная терапия была внедрена впервые в конце 1970-х годов, однако еще до начала 2000-х годов о ее широком применении говорить было рано. Радиотерапия частицами проводилась только на ускорителях, разработанных для исследований в ядерной физике.

Прорыв в области адронной терапии рака был совершен благодаря результатам работы Большого адронного коллайдера и других больших физических установок. 

Адронная терапия в России

На территории России пройти протонную терапию можно в трех научных физических центрах в Москве, Дубне и Гатчине под Санкт-Петербургом. Кроме того, работают два специализированных клинических центра протонно-лучевой терапии – при МИБС (Медицинский институт Березина Сергея) в Санкт-Петербурге и при МРНЦ (Медицинский радиологический научный центр) в Обнинске.

В рамках реализации плана по развитию центров ядерной медицины в городе Димитровграде Ульяновской области будет открыт Федеральный высокотехнологичный центр медицинской радиологии ФМБА России (ФВЦМР).

Сейчас проходит финальный этап строительства. После выхода на полную мощность центр сможет оказывать помощь 20 тыс.

пациентов в год, из них 1200 пациентов в год смогут получать протонную терапию, и станет крупнейшим профильным центром Европы.

И все же в масштабах страны протонных центров не хватает − нужно построить минимум 15 клиник такого типа. Согласно статистике Минздрава России, 7-8% онкобольных в России нуждаются в протонной лучевой терапии. Для детей, страдающих раком, эта цифра еще больше – около 90% юных больных требуется облучение протонами.

В сложившейся ситуации холдинг «Швабе» в 2018 году инициировал программу по созданию центров адронной (протонной и ионной) терапии в России. В рамках проекта «Швабе» планируется создание сети адронных центров.

В первую очередь, центры планируется создать на базе Новосибирского национального исследовательского государственного университета и Московского государственного университета имени М. В.

Ломоносова с участием профильных медицинских учреждений.

В июне 2019 года было инициировано создание центра протонной терапии в Калужской области.

Участниками международного проекта стали Госкорпорация Ростех, Национальный медицинский исследовательский центр радиологии Минздрава РФ и чешская компания Proton Therapy Development s.r.o.

Оператором проекта был выбран Инженерно-маркетинговый центр «Концерна «Вега», входящий в холдинг «Росэлектроника». Общий объем инвестиций в калужский центр протонной терапии, открытие которого планируется в 2024 году, составит около 12 млдр рублей.

Источник: https://rostec.ru/news/s-pritselnoy-tochnostyu-adronnaya-terapiya-v-lechenii-raka/

Помощь Онколога
Добавить комментарий