Лечение от рака в россии

Лечение рака – что можно получить бесплатно | Милосердие.ru

Лечение от рака в россии

Большой объём медицинской помощи при онкологических заболеваниях финансируется из средств ОМС. Это прием врачей различных специальностей, многие виды лечения, диагностика.

Точный объём помощи, которую вам должны оказать бесплатно, можно посмотреть в тарифном соглашении по территориальной программе ОМС (тарифное соглашение для Москвы на 2018 год).

Интересно!

В структуре тарифов помощи для Москвы есть и МРТ, и КТ (в том числе, с внутривенным контрастированием), и ПЭТ/КТ, и сцинтиграфия многих органов  – это те исследования, за которые наиболее часто с пациентов требуют плату.

Важно!

Объём программ ОМС различается в разных регионах. Точно узнать, что вам обеспечат за счёт ОМС можно в страховой компании, выдавшей полис или на горячей линии территориального подразделения Фонда обязательного медицинского страхования (Московский фонд здесь).

Если в фонде подтвердили, что получить какую-то услугу можно бесплатно, нужно обращаться в администрацию лечебного учреждения (идти на приём к заведующему отделением, заместителю главного врача, главному врачу). Можно продублировать поход на приём заявлением, которое оставляем у секретаря, либо в канцелярии. Заявление просим при нас зарегистрировать, входящий номер документа вам должны записать на копии.

Сколько ждать приёма?

В законе есть понятие «предельные сроки ожидания медицинской помощи».

При подозрении на онкологическое заболевание консультация в первичном онкологическом кабинете или первичном онкологическом отделении медицинской организации должна быть проведена не позднее 5 рабочих дней с даты выдачи направления на консультацию.

Срок выполнения патологоанатомических исследований (гистологии) не должен превышать 15 рабочих дней с даты поступления биопсийного (операционного) материала в патолого-анатомическое бюро. (Да, исследованием и верификацией опухолей занимаются патологоанатомы, это часть их работы, не пугайтесь).

Начать оказание специализированной (за исключением высокотехнологичной) медицинской помощи больным с онкологическими заболеваниями должны не позднее, чем через 10 календарных дней после гистологической верификации или 15 календарных дней с даты установления предварительного диагноза, если гистология для «опознания» опухоли не нужна.

Сроки проведения консультаций врачей-специалистов, диагностических инструментальных и лабораторных исследований, КТ, МРТ и ангиографии тоже регламентированы законодательством. В случае нарушения сроков можно жаловаться в страховую компанию, региональный орган здравоохранения.

Как получить высокотехнологичную медпомощь

РИА Новости

ВМП – это часть специализированной медицинской помощи, включающая в себя применение новых сложных и (или) уникальных методов лечения, а также ресурсоемких методов лечения с научно доказанной эффективностью.

При наличии медицинских показаний её также можно получить бесплатно.

ВМП может оказываться как в федеральных (РОНЦ им. Блохина, НМИЦ радиологии, НМИЦ онкологии им. Петрова и др.), так и в городских/областных медицинских организациях.

Порядок получения ВМП:

  • необходимость такого вида помощи должна подтвердить врачебная комиссия;
  • далее лечащий врач оформляет направление на госпитализацию для оказания высокотехнологичной медицинской помощи.

Кроме направления, понадобится комплект документов:

  • выписка из медицинской документации;
  • согласие на обработку персональных данных;
  • копия документа, удостоверяющего личность пациента;
  • копия свидетельства о рождении пациента (для детей в возрасте до 14 лет);
  • копия полиса ОМС;
  • копия страхового свидетельства обязательного пенсионного страхования.

Пелагия Тихонова, руководитель юридической службы Горячей линии помощи онкобольным «Ясное утро». Екатерина Колосова

Если необходимый пациенту вид ВМП включен в базовую программу ОМС (см. раздел I Приложения к постановлению Правительства РФ от 08.12.2017 г. N 1492), этот комплект документов предоставляется направляющей медицинской организацией или самим пациентом в принимающую медицинскую организацию, оказывающую ВМП.

Далее в течение десяти рабочих дней комиссия органа здравоохранения принимает решение о подтверждении (или об отсутствии) медицинских показаний для направления пациента в медицинскую организацию для оказания ВМП.

Талон на оказание ВМП оформляется при положительном решении комиссии.

Далее в срок, не превышающий 7 рабочих дней со дня оформления Талона комиссией медицинской организации, оказывающей высокотехнологичную медицинскую помощь, принимается решение о госпитализации. Принятое решение оформляется протоколом.

Пожелания пациента по выбору конкретной клиники могут учитываться. Но право на выбор клиники при оказании ВМП за пациентом не закреплено. Основные критерии – мнение специалистов, принимающих решение по направлению пациента на госпитализацию, и транспортная доступность.

ВМП можно ждать долго

НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова на улице Красного Текстильщика, Санкт — Петербург. Фото с сайта spb.zoon.ru

Срок ожидания госпитализации при оказании ВМП законодательством не установлен.

Нередки случаи, когда пациент, не дожидаясь госпитализации в порядке листа ожидания, оплачивает лечение самостоятельно.

Действующим законодательством механизм компенсационных выплат в подобных случаях не предусмотрен.

Взыскать расходы можно только в судебном порядке при наличии соответствующих правовых оснований. Суды нередко отказывают в удовлетворении исковых требований исходя из того, что пациент по собственному желанию не воспользовался своим правом на получение бесплатной медицинской помощи и реализовал свое право на получение платных медицинских услуг.

В случае оплаты лечения мы рекомендуем пациентам обращаться в ИФНС (инспекция федеральной налоговой службы) по вопросу оформления социального налогового вычета.

Можно также обратиться в РУСЗН или Управу за информацией о возможности оформления единовременной материальной помощи в связи с тяжелой жизненной ситуацией (в ряде регионов документы оформляются через МФЦ).

Лекарства: получите то, что выпишут

Фото с сайта alcostad.ru

При амбулаторном лечении лекарства отпускаются онкологическим больным по рецептам врачей бесплатно. Данная льгота – региональная, предоставляется по месту регистрации пациента.

Региональный перечень льготных лекарственных препаратов, как правило, содержится в числе приложений к территориальной программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи (утверждаются на каждый год).

Например, если мы говорим о Москве, то данный перечень можно найти в Приложении 5 к постановлению Правительства Москвы от 14.12.2017 N 1011-ПП.

Если пациенту устанавливается инвалидность, он становится федеральным льготником – получает право на набор социальных услуг (так называемый «соц. пакет»), в том числе может бесплатно получать лекарственные препараты и при нахождении в другом регионе.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/lechenie-raka-chto-mozhno-poluchit-besplatno/

Лечиться от рака в России долго, дорого и бесполезно

Лечение от рака в россии

Когда речь заходит об онкологии, Минздрав бодро жонглирует цифрами: вот ещё один вид рака мы победили, а от этого лекарство уже на подходе. Нам постоянно говорят, что рак уже не приговор. Но люди продолжают умирать. И не последние люди.

Только за последний месяц из-за онкологических заболеваний ушли из жизни писатель-сатирик Михаил Задорнов, телеведущий Борис Ноткин, оперный певец Дмитрий Хворостовский, актёр Николай Годовиков. Неужели им нельзя было помочь? А если рак неизлечим, зачем внушать людям ложные надежды?

Три месяца назад я потеряла маму. Диагноз – инвазивный протоковый рак груди. Ирина Борисовна Веретенникова была талантливым журналистом, всю жизнь отдавшим любимой профессии.

Она создала школу-студию «Глагол», где учила писать детей и подростков, вырастила не одно поколение журналистов, многие из которых сейчас стали настоящими звёздами. Я часто слышу слова благодарности в адрес своей мамы. Думаю, с написанием этой статьи она, с её огромным опытом, справилась бы куда лучше меня.

К сожалению, её больше нет в живых. Возможно, её трагическая история поможет тем, кто сейчас сражается с этим чудовищным недугом.

«Проживёте, сколько захотите»

Всё началось полтора года назад. У мамы стала отекать и болеть рука. Сперва её гоняли из поликлиники в поликлинику, каждый раз назначая следующий анализ или осмотр через месяц. Так она сделала три маммографии и два УЗИ, но вопросы оставались.

Наконец она попала на приём к онкологу, который начал свою речь с нелестных эпитетов в адрес главы Минздрава Вероники Скворцовой. На чём свет стоит он клял медицинскую реформу, в результате которой у врачей не хватает лекарств и передовой техники.

«Может, есть какая-то государственная задача, цель которой – уменьшить население?» – пошутила мама. «Заметьте, не я это сказал», – невесело отозвался онколог.

В то же время этот врач, кстати, бывший хирург, успокаивал как мог. По его словам, рак груди сейчас самый излечиваемый вид рака, практически насморк. «Проживёте, сколько захотите», – подбадривал он.

Дальше предстояло сделать анализ на подвид, чтобы назначить коктейль. «Только вы не затягивайте», – сказал врач в дверях и назначил следующий анализ на дату через месяц.

Делать биопсию мы пошли в платную клинику, поскольку бесплатная опять отфутболила нас на месяц. Когда мы принесли результаты в нашу поликлинику, мамин онколог рукоплескал: «Это ваше счастье, ваша звезда, теперь мы поскорее сможем начать лечение!»

Мама просила об операции, но врач её отговорил: сейчас такие коктейли, которые точечно воздействуют на опухоль, потому операция не нужна. «Вы не представляете, какие семимильные шаги сделала вперёд наша медицина!» – воодушевлял доктор, не забывая, однако, сыпать проклятиями в адрес Минздрава.

Тем временем друзья из благотворительных фондов убеждали: надо настаивать на операции. В противном случае система настроена так, что онкобольных просто отправляют домой умирать. Мы не знали, кому верить.

Снова сходили ещё в платную клинику, где нам также рассказывали о невероятном прорыве в лечении онкозаболеваний. Так проходило время. В декабре в бесплатной поликлинике нам назначили приём на середину января. По приходе выяснилось, что не хватает одного анализа крови.

Новый приём назначили на середину февраля, как мантру при этом повторяя «вы только не затягивайте».

«Почти израильтяне»

С февраля мама начала ходить на химиотерапию. Ей сказали, что хватит четырёх сеансов в неделю. Первые два никак не подействовали, рука продолжала болеть, мама начала жить на нурофене.

На третий раз врачи сами сказали, что ей нужно поменять коктейль и ставить более сильную капельницу. Она свалила маму с ног на две недели. И тогда она впервые сказала, что больше не пойдёт лечиться.

Мы всей семьёй уговаривали – мол, все так же страдают. Но это были лишь слова: страдала она, а не мы.

Друг семьи посоветовал обратиться в Европейский медицинский центр (EMC). По его словам, оборудование там не хуже, чем в Израиле. Конечно, лечение стоит недёшево, но о каких деньгах может идти речь в такой ситуации?

В ЕМС после прохождения томографии маме заявили – у неё 4-я терминальная стадия. Помочь может курс радиологии ценой 1,5 млн рублей.

Для её прохождения маму попросили взять из поликлиники, где она лечилась прежде, протоколы химиотерапии. Забирая документы, она мимоходом рассказала весёлому доктору, что прошла компьютерную томографию. «А зачем?» – удивился тот. – «Ну, теперь, например, я знаю, что у меня метастаз в мозгу», – ответила мама.

После этого онколог снова начал разоряться, какой ужасный министр – Скворцова, отчего очередь на КТ сегодня достигает сотен человек. «А почему вы не предложили мне сделать исследование за деньги?» – поинтересовалась мама. В ответ услышала: «Не положено». Не положено, чтобы стало известно, что наша медицина не самая продвинутая в мире и в чём-то нуждается.

Однажды в поликлинике маме выписали трамадол, который не помогал. Она заподозрила, что никакого опия в нём нет.

«Я знаю, как на меня действует опий», – негодовала мама, всмоминая случай, как ещё в советские времена ей стало плохо и препарат нашёлся в простом вокзальном медпункте. Тогда ей мгновенно стало лучше.

От больничного же трамадола никакого эффекта. «Вот бы расследование написать», – говорила мама.

Что было дальше? Заплатив требуемую сумму, мама прошла тот дорогостоящий курс в Европейском медицинском центре. Доктора – «почти израильтяне» – говорили, что если ничего не делать, она проживёт максимум восемь месяцев. А если сделать – то от трёх лет и больше.

Мы сделали. Подписались на этот 1,5-миллионный курс радиологии. Но ей, по моему мнению, это точно не помогло, если не стало хуже. На коже вылез канцероматоз, повредился мозг – это было как раз то, чего она боялась больше всего.

Поэтому и согласилась на прижигание очага в мозгу.

Когда мы привезли её на осмотр, она уже не могла ходить самостоятельно. Доктора лишь развели руками и посоветовали нам лечить маму заботой, любовью и молитвой.

Они давали ей срок три месяца. Мама прожила месяц.

КОНКРЕТНО

фото: LORI

Что упускает Россия в плане противораковых разработок? Сегодня в мире набирает популярность персональная геномика, которая предсказывает риск рака.

Ведь в каждой клетке нашего тела заключена бесценная биологическая информация – совокупность наследственного материала, который определяет построение и функционирование организма.

То есть онкологи лечат не просто рак, а конкретного человека, учитывая все особенности его организма.

«Одинаковый подход в лечении всех случаев рака молочной железы или рака лёгких неэффективен по своей сути, поскольку опухоли имеют значительные генетические различия, – рассказывает Майкл Ройзен, ведущий терапевт в Институте валеологии при Кливлендской клинике. – Это значит, что некоторые методы лечения будут более или менее эффективными. Анализ генома поможет пациентам избежать назначения ненужных высокотоксичных препаратов».

Ещё одна популярная технология – иммунотерапия рака. Смысл её состоит в размещении на поверхности опухолевых клеток специфических антигенов. Таким образом онкологи превращают иммунитет в эффективное оружие против многих видов рака. «Изучив генетический профиль опухолей, мы сможем понять, как они обходят нашу иммунную систему», – объясняет доктор Ройзен.

Настоящий прорыв в иммунотерапии рака произошёл в 2011 году, когда был разработан ипилимумаб – ингибитор контрольных точек иммунного ответа. Данный препарат используют для лечения злокачественной меланомы.

Говорят, в 2015 году экс-президент США Джимми Картер избавился от неоперабельной меланомы с помощью аналогичного лекарства – пембролизумаба.

Сейчас учёные разрабатывают так называемую адресную доставку химиотерапевтических препаратов.

Дело в том, что большинство лекарств такого рода сегодня являются низкомолекулярными органическими соединениями, часто не преодолевают биологические барьеры на пути к опухоли и распределяются по всему организму.

«Адресная» доставка является более эффективной и менее токсичной для организма. Для этой роли учёные приспособили наночастицы – полимерные частицы, липиды, молекулы металлов, кремния. Они переносят лекарства прямо внутрь опухоли.

Есть ещё такое понятие, как «дрессировка раковых клеток». У каждого из нас в организме достаточно онкогенов, и некоторые исследователи занимаются проблемой их перепрограммирования. В 2015 году «программу по отключению рака» представили сотрудники Клиники Майо. Теоретически это может остановить канцерогенез и восстановить нормальную работу клеток.

Есть ещё такие виды лечения, как фототерапия и крио­терапия.

Первая позволяет разрушать клетки злокачественной опухоли под воздействием светового потока определённой длины волны (фотогем, фотодитазин, радахлорин, фотосенс, аласенс, фотолон и др.).

Вторая представляет собой технику использования глубокого холода, получаемого посредством жидкого азота или аргона, для уничтожения аномальных тканей. Считается, что замороженные клетки уже не могут получать питательные вещества.

Тысяча человек в день

Смертность от онкозаболеваний в стране не уменьшается

Как уверяет Вероника Скворцова, в плане лечения онкологических заболеваний российский Минздрав тоже не сидит на месте. По словам министра, для лечения рака «производится очень много интересного». Где же всё это?

фото: Владимир Жернов/ТАСС

По словам Скворцовой, оте­чественные учёные значительно продвинулись в деле разработки противораковых препаратов.

«Это изучение канцерогенеза, изучение механизмов метастазирования и, естественно, формирование новой персонифицированной фармакологии, и прежде всего это таргетная иммунотерапия, и мы имеем уже 26 препаратов на разной стадии испытания», – уточнила Вероника Скворцова.

При этом она отметила, что каждый из 26 препаратов предназначен для увеличения продолжительности и качества жизни людей, болеющих раком, в том числе и на запущенной стадии.

Вот только увидят ли эти препараты россияне? Или всё это лишь пустые слова? Недаром программу помощи онкобольным в бюджете на нынешний год урезали с 909 до 801 млн рублей. То есть медицина шагнула вперёд семимильными шагами, вот только граждан, похоже, с собой не взяла. Согласно статистике, ежедневно в России от рака умирают около тысячи человек.

«Мы топчемся на месте»

Тем временем стало известно, что главный онколог знаменитого центра на Каширке имени Блохина, хирург экстра-класса, профессор Михаил Давыдов увольняется. На его счету – 18 тыс. сложнейших операций.

Как сообщается, врач увольняется по собственному желанию из-за возраста – по новому закону после 70 лет уже невозможно быть главврачом. Однако, по слухам, причина совсем в другом.

Говорят, что Михаил Иванович имел обыкновение говорить правду чиновникам от здравоохранения, что сильно им не нравилось. Давыдов жёстко критиковал систему организации помощи онкобольным, в частности он был в корне не согласен с существующим порядком квотирования.

«Почему у одного человека есть право на жизнь, а другому отказывают в квоте?» – спрашивал хирург. И приводил данные: разрыв по уровню финансирования здравоохранения РФ и, например, Германии или Франции не меньше, чем в 14 раз.

Возмущал профессора и тот факт, что центр на Каширке финансируется государством лишь на треть от его реальных потребностей. «Мы топчемся на месте, – говорил Давыдов. – Сегодня де-юре у нас принята государственная модель здравоохранения.

Но де-факто она в значительной мере изуродована, прежде всего чужеродным внедрением страховой медицины. Даже в былые советские времена, при всей бедности и нехватке всего на свете, мы имели чёткую модель профилактической, диагностической, лечебной и восстановительной медицины.

Это была стройная система, которую копировали во всём мире».

Михаил Давыдов обрёл большую общественную поддержку. Многие артисты и врачи, в том числе президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль, выступили против его увольнения. Так что, вероятно, Давыдов останется.

Торговля квотами

Кстати, в прошлом году правоохранительные органы действительно возбудили уголовное дело по факту торговли квотами на лечение онкобольных – только не в онкоцентре, а в Московском научно-исследовательском онкологическом институте имени Герцена (МНИОИ).

«Уголовное дело возбуждено по статье о мошенничестве в крупном размере, совершённом в составе организованной группы в отношении неустановленных лиц из числа руководителей МНИОИ и сотрудников частной клиники «Аско-Мед», – сказал источник.

По его словам, «медики обманывали онкобольных, обратившихся за помощью, заставляя их оплачивать лечение». Тем не менее обвинение никому не предъявлено.

Зато опытным путём удалось выяснить, что онкологи держат в первой половине очереди на операцию свободные места. Нет, не для «блатных». Для тех, кто жалуется и «качает» права.

Стоит отметить, что онкобольные становятся всё более «вредными» и «скандальными». В 2012 году в Калининграде прошла акция протеста «в связи со срывом лекарственного обеспечения для больных диабетом и онкобольных». Затем – в 2014 году.

Люди протестовали потому, что по статистике в России лишь 4% онкологических больных получают необходимые обезболивающие. Вся страна тогда обсуждала страшный пример жестокости системы – добровольный уход из жизни контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, не получившего обезболивающие препараты.

Медики объясняли это слишком жёстким контролем и слишком жёстким наказанием за неоправданно выписанный рецепт. Ведь обезболивающие – наркосодержащие вещества. Дело даже доходит до того, что неиспользованные лекарства родственники обязаны вернуть врачу.

Но сегодня органы наркоконтроля несколько смягчили правила. Понадобилась такая высокая цена.

Однако митинги онкобольных продолжились и в этом году. Между тем страховые компании лоббируют перевод онкологии из обязательного медицинского страхования в добровольное. Идея крайне опасная. А если онкобольные пойдут на Кремль? Терять-то им нечего…

СПРАВКА

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила, что за 10-летний промежуток времени, с 2005 по 2015 год, от онкологических заболеваний умерли около 84 млн человек на всём земном шаре. Онкологические заболевания представляют серьёзную медико-социальную проблему для современного общества.

По прогнозам ВОЗ, за 20 лет заболеваемость и смертность от злокачественных новообразований возрастёт практически в 2 раза во всём мире.

Хотя многие страны отмечают замедление роста показателей заболеваемости и снижение смертности от некоторых видов опухолей, в целом прогнозы довольно неблагоприятные.

Источник: https://versia.ru/lechitsya-ot-raka-v-rossii-dolgo-dorogo-i-bespolezno

Онкология – не приговор. Как в России лечат рак?

Лечение от рака в россии

Каждый из нас хотя бы раз в жизни слышал про онкологию, но не все погружались в эту тему глубоко и детально.

Согласно статистике Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) рак — это причина каждой шестой смерти в мире.

Корреспондент FoxTime побеседовал с Анатолием Денисенко, директором сервисной медицинской компании Medical Plaza, узнав, что же скрывается за этими тремя страшными буквами — рак. 

 Давайте объясним нашим читателям, что такое рак? Есть ли какая-то причина возникновения опухоли в организме?

«Сложный вопрос, существует много разновидностей рака и много механизмов. Если вкратце — это генетический брак в молекуле ДНК. В нашем организме рождается около миллиона клеток, не соответствующих ОТК для организма, и наш иммунитет их убивает.

Но в теле возникают клетки, которые иммунитет не может распознать по каким-то причинам. Это и есть рак — онкологическое заболевание. Однако, стоит помнить, что не все виды рака являются смертельными «здесь и сейчас».

То есть опухоль бывает как злокачественная, так и доброкачественная».

 Можно ли сказать, что если вести здоровый образ жизни, следить за питанием и заниматься спортом, рак вас не коснётся?

«Так называемый ЗОЖ не гарантирует защиты от возникновения рака. Это снижает риск развития рака, но полностью от опухоли не защищает ничего. В СССР при диспансеризации рак выявляли значительно чаще чем сейчас, заставляя принудительно проходить обследования».

Чтобы своевременно обнаружить опухоль, какие обследования нужно пройти?

«Многие не обращают внимание на свое здоровье, а некоторые с ума сходят и сдают каждый месяц анализы. Главное — не впадать в крайности. Есть моменты, на которые мы можем просто не обращать внимания.

Например, у женщин это может быть небольшое уплотнение в груди, оно маленькое, не более одного сантиметра и, если его вовремя не заметить и прийти к доктору, когда опухоль будет 5 сантиметров, может быть уже поздно. Есть определенные рекомендации, которые следует соблюдать.

Обязательно, хотя бы раз в год сдавать общие анализы, также важно общаться с вашим лечащим доктором, обсудить состояние и тревожащие вас симптомы. Идеальным вариантом является проведение специальных онко ЧекАпов.

Их перечень достаточно обширный и ориентирован на разную имеющуюся патологию, разный возраст пациента и его предрасположенность к заболеваниям».

Если рак подтвердился, какие следующие действия пациента?

«Первое, если у вас заподозрили или подтвердили диагноз рак , успокоиться и не паниковать. Второе, вы должны сразу обратиться к онкологу. Это обязательное условие. Не нужно искать методы лечения через интернет, знахарок и народную медицину. Нужно понимать, что на кону ваша жизнь, здесь важна каждая минута и тратить ее нужно с толком».

Правда ли, что если психологически человек сдаётся, то болезнь прогрессирует быстрее? Или это стереотип?

Фото  / Priscilla Du Preez / unsplash.com

«С одной стороны стереотип, а с другой, человек, потерявший надежду, не будет бороться, перестанет ходить по врачам и принимать лекарства. Если рак не лечить, он начинает давать метастазы (новые очаги роста опухоли в любой части тела)  по всему организму. В современном мире диагноз рак – это не приговор.

Например, в Японии ученые полностью научились лечить рак молочной железы на 1-2-3 стадии. На первой стадии можно спокойно вылечить практически любое онкологическое заболевание, сейчас есть препараты и хирургическое лечение, которые, если своевременно провести лечение, позволяют добиться стойкой ремиссии».

Какой бы вы дали совет родственникам больного? Как правильно ухаживать за раковым больным?

«Тут сложно давать советы, конечно, у каждого свои методы. Во-первых, здраво оценивать состояние пациента и не впадать в панику. Желательно тоже посетить онколога и послушать советы доктора. Зачастую, под действием страха, пациенты пугаются и не следуют рекомендациям врача. Особенно, когда слышат про химио- или гормонотерапию.

Родственники должны оказывать психологическую поддержку. Больного важно вовлекать в обыденные дела, чтобы он не ощущал разницы с привычным образом жизни – погулять, навестить друзей, почитать вместе книжку или посмотреть телевизор. Поддержка и обычный образ жизни улучшают состояние пациента – это факт.

Если родственники и сам пациент испытывают скованность или дискомфорт в общении, целесообразно обратиться к психологу».

Какие факторы в питании и повседневной жизни лучше исключить, чтобы избежать риск раковых заболеваний?

« Главное — исключить вредные привычки. Никаких специальных диет нет, у вас должно быть адекватное, сбалансированное питание. При долгой химиотерапии человек начинает худеть, поэтому важно следить за тем, чем вы питаетесь».

А на какой стадии можно добиться ремиссии?

«Практически на любой стадии можно добиться ремиссии. Другое дело, когда уже 4 стадия рака – это сделать очень сложно и трудно. Современная медицина довольно развита. Даже в крайне тяжелом состоянии, можно долго поддерживать жизнедеятельность организма. Сейчас медицина может протезировать практически любую функцию организма».

Можно сказать, что после ремиссии, рак может снова вернуться? Может ли он  видоизмениться?

«К сожалению, да. Если иммунитет когда-то дал поломку и проглядел патологическую клетку, то  болезнь может возникнуть снова. С возросшими возможностями современной диагностики медицина узнала, что бывают люди, которые имеют по два-три вида рака».

Какие симптомы могут натолкнуть человека пойти к онкологу?

«Когда уже у вас появились симптомы, нужно уже идти к доктору. Если вы нашли у  себя непонятную опухоль, вам однозначно нужно обратиться к хирургу. Если женщина вдруг обнаружила какие-то выделения из соска или опухоль – дойдите до маммолога. То, что вам бросается в глаза, то ,чего раньше никогда не было, должно вызвать подозрение».

Профессия онколога более востребована, чем раньше? И есть ли какой-то дефицит специалистов?

«Наверное, да. Наши институты выпускают десятки тысяч выпускников, но самое удивительное, что большинство из них не остаются  в медицине. После перестройки пропала преемственность в медицине.

Я не беру московские или питерские центры, а вот если уехать в регионы, то вы там не встретите онколога, потому что там дефицит узких специалистов.

Да и материально-техническая база зачастую оставляет желать лучшего».

Если поставлен диагноз рак, как найти соответствующее учреждение?

Фото / Matthew Waring / unsplash.com

«Важно понимать, готов ли человек пойти в федеральное учреждение по ОМС или он выберет частную клинику. Вы должны понимать, что в государственной структуре нужно пройти через длинные цепочки.

Чтобы приехать на прием к онкологу, сначала вы должны попасть к участковому терапевту, сдать кучу анализов, потом снова вернуться к терапевту. Потом, возможно, вас отправят к районному онкологу. Просто так прийти в федеральный институт и сказать : «Здравствуйте, лечите меня», – это, конечно, фантастика.

В частном здравоохранении наоборот. Частное здравоохранение использует в своей практике наиболее перспективные и современные методы, но нужно понимать, что эта эффективность стоит денег. Не правда, что вам вылечат онкологию за 50 000 рублей – это фантастика.

Если человек находится в государственном центре, то  ему не дадут прокапать химиотерапию на дом, а в частной клинике бесплатно вам никто ничего не даст, а стоимость может стоить как копейки, так и доходить до миллиона.

Некоторые больные пытаются объединить лечение, сначала пройти всю диагностику оперативно в частных клиниках, потом перебраться в федеральные центры. Или наоборот основные курсы химии в федеральном учреждении, а потом найти опытного онколога и дальше лечиться уже у него».

Какой метод (способ) лечения наиболее эффективен?

Фото / Priscilla Du Preez / unsplash.com

«Возможно, по временным и денежным затратам  лучше попасть на прием к частному онкологу. Пройти там все обследования, подтвердить диагноз, сделать быструю биопсию, а потом дойти уже до районного онколога, который направит в федеральный центр.

Если у человека есть средства, то лучше встретиться сразу с онкологом, который нормально объяснит схемы лечения, возможно, вам скажут сдать молекулярно-генетические исследования, провести адресную химиотерапию, а потом оперироваться. Комбинированный подход будет намного эффективней.

Опухоль – это живое существо, клетка, подстраивающаяся под внешнюю среду. И борьба с опухолью отнюдь не простое дело».

Можно ли сказать, что рака не стоит бояться?

«Конечно, это одно из самых главных составляющих в лечении онкологии. Рак – это не приговор. Рак – это не прокаженный человек. Рак не заразен. Человек должен настроиться и бороться. Он не должен закрываться в себе и лезть за лечением в интернет. Потому что очень сложно отфильтровать большой поток информации от лечения «святой» ромашкой, содой и пчелотерапии».

«Важно, чтобы родственники поддерживали больного и находились рядом. Главное – не боятся и доверять врачам.

Сервисная компания Medical Plaza подбирает разные варианты, к примеру, клиники, которые проводят международные многоцентровые исследования.

Такие исследования проводят в Германии, в Австрии, в Америке, где сравнивают известные препараты с самыми современными. Если человек подходит, то можно помочь госпитализировать его туда».

То есть, пациент с онкологией уже не беспокоится о месте, обращаясь к вам в компанию?

Фото  / Ahmed Carter / unsplash.com

«Компания Medical Plaza — одна из немногих сервисных компаний, кто имеет лицензию. У компании комплексный подход к организации лечения пациентов, применяются, в том числе, и генетические исследования. На любом этапе можно предложить наиболее оптимальные варианты медицинской помощи.

Это может быть как активное лечение и высококачественная диагностика, так и паллиативная помощь или хоспис. Бывают случаи, когда в компанию обращаются пациенты на 4-й стадии, которым удавалось улучшить качество жизни и достигнуть длительной стойкой ремиссии.

Все это очень кропотливый труд большого коллектива профессионалов своего дела – врачей онкологов, химиотерапевтов, хирургов, психологов, реаниматологов врачей лабораторий и генетиков, медицинских сестер и санитарок».

Сервисная компания — это очень удобно и экономит время, которого мало. Если вы хотите записаться на прием или задать вопрос,  у нас есть круглосуточные телефоны или можете написать нам на почту. Главное, не теряйте надежду и знайте, что у нас есть специалисты, которые готовы вам помочь в любом состоянии.

Внимание! Требуется консультация специалиста!

ПАРТНЕРСКИЙ МАТЕРИАЛ
Текст / Василиса Михайлова / FoxTime.ru
Фото превью / Toimetaja Tolkeburoo / unsplash.com

Источник: https://foxtime.ru/onkologiya-ne-prigovor-kak-v-rossii-lechat-rak/

Сколько стоит вылечить рак? Рассказывает человек, поборовший саркому

Лечение от рака в россии

Меня зовут Алексей, мне 26 лет, имею два высших образования. На данный момент не работаю и проживаю в Якутии. Мой диагноз называется «Саркома Юинга». Это рак кости. Чаще всего встречается у молодых парней от 18 до 30.

У меня был поражён низ малоберцовой кости, начиная с сустава и вверх. Меня беспокоил сустав на стопе, было дискомфортно и я обратился к врачу. Спустя несколько анализов, снимков и МРТ, через две недели мне сообщили, что у меня саркома.

Многие из нас часто думают, что если им поставят диагноз рак, то это всё, конец. Можно смело готовиться к смерти. И я думал абсолютно так же.

Но почти всегда наше поведение в критической ситуации не совпадает с тем сценарием, который мы продумали в своей голове. Когда мне в Новосибирске сообщили о диагнозе, неожиданно для самого себя я не испытал ничего. Вот совсем.

Я спокойно принял диагноз и меня интересовало только одно — что делать дальше? Каков план?

В Новосибирске нам предложили поехать в Томск, якобы там есть замечательный НИИ Онкологии и, цитирую: «врачи там творят чудеса». Мы (я и мама) сразу же собрались и уехали туда.

Не знаю, о каких чудесах шла речь, но в лечении нам отказали, ссылаясь на то, что в НИИ нет мест. Принимавший нас врач очень толсто намекал на взятку, после которой волшебным образом появится и место, и ускорится обследование, и начнется лечение.

Точную сумму не называл. Но прямым текстом говорил: «Ну людей у нас тут много лежит… знаете, мест у нас нет, изотопов для обследования нет, да и вообще на МРТ очередь большая… но денежки я люблю».

Прямо так и сказал. Мы офигели от наглости.

Мама вышла из кабинета ошеломленная. Она дала ему 5000 рублей — и тут резко сдвинулось моё обследование, ускорилось в общем. Нас это так выбесило, что мы решили забить на это всё и попытаться вылечиться за границей.

Потому что неизвестно сколько тут нужно будет дать взяток.

Наши хорошие знакомые по своему личному опыту лечения онкологии посоветовали обратиться в московскую фирму, которая занимается туристическим лечением, то есть отправляет больных людей на лечение за границу.

Нам предложили Израиль, потому что это страна с огромным опытом лечения онкологических заболеваний. Нам за день оформили страховку, сделали приглашение, проложили маршрут из Томска в Тель-Авив.

И на следующий день мы оказались в Израиле.

Это было самое верное решение, которое только могло быть сделано. Фирма вела нас от самого начала и до конца лечения, держала дистанционно под контролем.

Они нас отправили в руки израильских специалистов, которые занимались всем моим лечением: назначали дату анализов, договаривались о консультациях с врачами, сами оформляли все нужные документы, контролировали весь процесс химиотерапии и реагировали на малейшие отклонения или ухудшения моего состояния.

Изначально казалось, что люди так не могут к нам относиться и где-то тут скрыт подвох. Русский менталитет, что уж тут говорить.

Но как показало время — все специалисты, врачи, медсестры, личные водители и остальные относились с таким теплом, которое очень сложно передать словами.

Лечение длилось почти год.

В Израиль я прилетел в начале марта 2018 года, а улетел домой в середине февраля 2019 года.

Фирма брала какой-то процент со всего моего лечения, будь то консультация у врача или операция.

Казалось бы, процент совсем мизерный, но в Израиле ценник на медицинские услуги невероятный, поэтому получалось более чем достаточно.

Но и у меня претензий к ним абсолютно никаких нет — ребята работали лучше некуда, я чувствовал себя просто VIP. Да, лечение стоило огромных денег, траты в бытовом плане тоже были немалыми. 

Вот, например, поход к моему врачу онкологу на обычную консультацию стоил 800$. Операция на легкое, где мне с помощью лапароскопа удалили метастазы, со всем пакетом услуг и пятидневной госпитализацией стоила 28.000$, а по ампутации 34.000$.

Не стоит забывать, что это не только операция по ампутации, но и удаление опухоли. Во время операции присутствовал врач, который сразу брал отрезанный материал на биопсию, чтоб выявить — не вышли ли клетки опухоли за пределы и нужно отрезать ещё, или уже достаточно.

Конечно можно было взять и отрезать вместе с коленом и не заморачиваться, но к чему такая жертва?

Если смотреть на быт, то квартира стоит не меньше 80$ в сутки, при чем таких же денег может стоить колясочная квартира с тараканами и плесенью. Да даже попить пива в захудалой забегаловке обходилось в 12$ за стакан 0,5.

Мы хотели попробовать пройти этап протезирования в Израиле, даже ездили к ортопедам в центр. Но ребята были честными и сказали, что лучше нам это всё сделать в России. Ибо там дадут и гарантию, и будете обслуживаться у них в случае поломки, да и по цене это выйдет на ~30% меньше.

Протезы стоят по-разному. От 250 000 до 4 млн рублей. Но тут работает правило: дорогое совсем не значит, что самое подходящее. Мой механический протез с 4 уровнем активности и амортизатором обошёлся мне в 560.000 рублей.

Если говорить о всем проживании в целом (включая лечение и прочее), то ушло больше 15 млн рублей.

На лечение и проживание ушёл весь семейный бюджет. Уже даже собирались продавать всё имущество. Но нам очень сильно помогли близкие люди. Если говорить прямо, то это они меня и вылечили, подарили вторую жизнь. И кредит брали. Отцу на работе оказали финансовую помощь, но под проценты.

Тут дело в том, что шансы на выздоровление в РФ, судя по тому, как ко мне отнеслись в Томске — минимальные. Думаю, что я вряд ли бы вообще тут сейчас писал.

В моем регионе вылечить онкологию это чудо.

Ближайший онкодиспансер находится в Якутске и лечат там веществами, у которого выходит срок годности. А может и вышел давно. Сама медицина находится в полном упадке — нет нормального оборудования и специалистов.

Никто не хочет работать за гроши на допотопных устройствах.

До диагноза я был явно не похожим на бойца, который готов пройти 30+ химиотерапий и с легкостью согласиться на ампутацию. Был более пассивен. Если встречалась какая-то проблема, то мне проще было слиться, чем заняться ее решением. Эта история болезни меня перевоспитала и перевернула взгляд на многие вещи.

Сижу ли я дома безвылазно один на один со своим недугом? Нет, это не моя история. Я снова начал посещать спортзал, видеться с друзьями, участвовать во всех тусовках, как и раньше. Не вижу абсолютно никакого смысла в отшельническом стиле жизни и бесконечной жалости к себе. Человек удивителен и может всё.

Я не стесняюсь ходить в шортах и низкопрофильной обуви — почему я должен скрывать это и бояться косых взглядов?

Иногда люди спрашивают, как так получилось? Начинаю травить всякие байки о том, как мне акула на Филиппинах ногу откусила, или воевал в Афганистане (не забываем, что мне 26 лет), или поймала китайская мафия и пытала, или носил зимой штаны с подворотами.

У меня есть друг, которому по третьей группе инвалидности по социальным выплатам ежемесячно дают 8500р, как трудоустроенному. Его недуг его жизнь никак не усложняет. Мне же, как инвалиду второй группы, с ампутацией, государство выплачивает 11000р, если бы я был трудоустроен.

То есть государство видит между нами разницу в 2500р.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a7a5bec256d5c97287bdbfa/5d7a29a4c31e493cc42085d4

Помощь Онколога
Добавить комментарий