Клинические рекомендации по лечению больных раком легкого

Новый шанс для пациентов с раком легкого

Клинические рекомендации по лечению больных раком легкого

В мероприятии, состоявшемся в Центре инноваций и интернета вещей в здравоохранении «Сколково», приняли участие ведущие российские онкологи, представители биофармацевтической компании «АстраЗенека», пациентского сообщества и СМИ.

В фокусе внимания оказался иммуноонкологический препарат «Имфинзи®» (дурвалумаб), пришедший недавно на фармацевтический рынок России.

Своим появлением в арсенале российских специалистов он дает шанс на излечение или длительную ремиссию пациентам с III стадией немелкоклеточного рака легкого (НМРЛ), которым проведена радикальная химиолучевая терапия (ХЛТ).

Мобилизация иммунитета и синергизм действий

Ежегодно у 50 тыс. пациентов в России диагностируется рак легкого — третье по распространенности злокачественное новообразование, и тенденции к снижению заболеваемости им не наблюдается.

1 Между тем оно является первым по количеству летальных исходов среди онкологических больных.

При этом наиболее распространенной его формой считается немелкоклеточный рак легкого, который встречается в 80-85% случаев.2

Современные подходы к лечению пациентов с диагнозом «рак легкого» включают разные виды терапии: хирургическую (возможна только на ранних стадиях), химиолучевую, химиотерапию, таргетную терапию и иммунотерапию.

О новом методе борьбы с этим заболеванием — иммунотерапии — в ходе медиа-семинара рассказал ключевой эксперт в области рака легкого, заведующий онкологическим отделением лекарственных методов лечения НМИЦ онкологии им. Н.Н.

Блохина Константин Лактионов.

«Длительное время стандартом лечения пациентов с третьей неоперабельной стадией НМРЛ оставалась химиолучевая терапия. Она была как рекорд, который долго никто не может побить.

Что только не предпринимали, как только не пытались модифицировать методы лечения, но перекрыть результативность этого стандарта ничем не удавалось.

И вот, наконец, оглушительный прорыв, когда после стандартной химиолучевой терапии добавляется поддерживающая, иммунная», — поделился он профессиональным оптимизмом.

Включение иммунотерапии в алгоритм лечения больных с III стадией НМРЛ и клинические рекомендации отражают значимость и эффективность этого метода. Назначение иммуноонкологических препаратов данной категории пациентов мобилизует ресурсы их иммунной системы в борьбе со злокачественным новообразованием.

Важно и то, подчеркнул эксперт, что иммунотерапия прекрасно сочетается с традиционными методами лечения, при этом за счет синергизма действий открываются новые перспективы.

И если поначалу иммуноонкологические препараты назначались исключительно на поздних стадиях заболевания (на эту же группу пациентов были направлены и клинические исследования), то сегодня у специалистов создается четкое ощущение, что иммунотерапия на ранних стадиях даже более эффективна, чем на поздних.

В борьбе за жизнь без снижения ее качества

Представляя новую разработку, генеральный директор «АстраЗенека», Россия и Евразия Ирина Панарина отметила, что онкология — одно из ключевых направлений научных исследований компании.

Целью этой деятельности являются инновационные решения в области лечения злокачественных новообразований, позволяющие увеличить продолжительность жизни пациентов с одновременным сохранением ее высокого качества.

Таким требованиям отвечает новый метод, мобилизующий ресурсы иммунной системы организма в борьбе с онкологическим заболеванием.

Осенью 2019 года «АстраЗенека» вывела на российский рынок первый иммуноонкологический препарат дурвалумаб — безальтернативное решение для неоперабельных пациентов с III стадией немелкоклеточного рака легкого после проведения химиолучевой терапии.3

«Новый иммуноонкологический препарат компании «АстраЗенека» даст возможность длительного контроля заболевания и шанс жить не месяцы, а годы», — охарактеризовала возможности дурвалумаба г-жа Панарина.

Преодоление порога эффективности

По словам заведующего радиологическим отделением областного клинического онкологического диспансера города Ульяновска Натальи Деньгиной, переход к такому этапу лечения, как поддерживающая иммунотерапия, важен и необходим по той причине, что порог эффективности стандартного химиолучевого лечения уже достигнут. С появлением же препарата дурвалумаб результаты лечения пациентов в сравнении со стандартной ХЛТ улучшились как минимум вдвое, при этом ожидается, что и показатели пятилетней выживаемости возрастут не менее чем в два-три раза.

Вместе с тем эксперт посетовала, что ситуация с химиолучевым лечением, предшествующим поддерживающей иммунотерапии, желает в России лучшего: его получают не более 2,5% больных раком легкого, притом что в большинстве случаев опухоль выявляется на III-IV стадии процесса (для сравнения: в США — не менее 35%). Кроме того, было отмечено, что залогом успеха в лечении злокачественных новообразований является мультидисциплинарный подход и командное взаимодействие таких специалистов, как торакальный хирург, химиотерапевт, радиотерапевт.

«При невозможности провести операцию пациентам с III стадией немелкоклеточного рака легкого золотым стандартом лечения является еще один радикальный метод — химиолучевая терапия.

Теперь же, с появлением иммунотерапии и внедрением ее в клиническую практику, этот стандарт будет дополнен новой опцией терапии.

Совместная работа радиотерапевта и химиотерапевта позволит лечить рак легкого более эффективно и повысить выживаемость пациентов», — подчеркнула Наталья Деньгина.

Когда лечение не в тягость

Взгляд тех, для кого, собственно, и предназначаются новые медицинских технологии, отразила в своем выступлении на медиа-семинаре президент Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!» Ирина Боровова. По ее мнению, инновационные и таргетные препараты позволяют пациентам не испытывать той тяжести лечения, которая сопровождает традиционные методы терапии, что, разумеется, лучшим образом отражается на качестве их жизни.

«Для каждого человека диагноз «рак» звучит как что-то страшное, многие теряют надежду и отчаиваются. Что совершенно неправильно: от того, насколько внутренне человек готов противостоять болезни, зависит успех его лечения.

Изначально зная о том, что заболевание больше не является приговором, потому что в арсенале врачей есть эффективные методы лечения, такие как иммунотерапия, пациент уже не будет опускать руки», — заявила Ирина Боровова и призвала СМИ как можно шире информировать общество о достижениях современной медицины.

В свою очередь представители СМИ получили возможность задать экспертам вопросы, которые касались доступности иммунотерапии для больных раком легкого, включения этого метода в клинические рекомендации и стандарты лечения, изучения возможности применения иммунотерапии одновременно с химиолучевой терапией с целью уменьшения продолжительности и дозировки лечения и др.

Отвечая на вопросы журналистов, медицинский директор «АстраЗенека», Россия и Евразия Евгения Логачева существенно расширила представления о пришедшей на российский рынок иммуноонкологической новинке: «Препарат «Имфинзи®» широко изучается при терапии рака легкого.

В частности, при лечении операбельных пациентов с НМРЛ I-II стадии, когда препарат назначается до проведения хирургического этапа либо после него. Также он изучается в совместной с химиолучевой терапии у пациентов с III стадией НМРЛ. Применяется он и в терапии пациентов IV стадии НМРЛ, и при различных стадиях мелкоклеточного рака легкого.

Поэтому препарат, без всякого преувеличения, можно считать флагманским».

Дурвалумаб — человеческое моноклональное антитело, которое связывается с PD-L1 и блокирует взаимодействие PD-L1 с PD-1 и CD80, противодействуя уклонению опухоли от иммунной системы и усиливая иммунный ответ.

В рамках обширной программы разработки дурвалумаб также изучается в качестве монотерапии и в сочетании с тремелимумабом (моноклональным антителом против CTLA4 и потенциальным новым препаратом) для лечения пациентов с НМРЛ, мелкоклеточным раком легкого, раком мочевого пузыря, головы и шеи, печени, шейки матки, желчных протоков и другими солидными опухолями.

1. Злокачественные новообразования в России в 2018 году (заболеваемость и смертность) / Под ред. А.Д. Каприна, В.В. Старинского, Г.В. Петровой. — М.: МНИОИ им. П.А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России, — 2019.
2. https://nmicr.ru/meditsina/onkologicheskie-zabolevaniya-i-programmy-lecheniya-raka/programma-protiv-raka-verkhnikh-dykhatelnykh-putey-i-grudnoy-kletki/rak-lyegkogo/
3. https://grls.rosminzdrav.ru/Default.aspx

Источник: https://pharmvestnik.ru/content/articles/Novyi-shans-dlya-pacientov-s-rakom-legkogo.html

Клинические рекомендации по диагностике рака легкого | Unim – гистология и иммуногистохимия

Клинические рекомендации по лечению больных раком легкого

Рак легкого является самым распространенным онкологическим заболеванием среди мужчин в России, а также первым по смертности среди мужчин и женщин в России и в мире.

Примерно каждый четвертый больной среди общего числа вновь зарегистрированных онкологических больных и каждый третий, умирающий от этих болезней, — это больные раком легкого.

От рака легкого ежегодно умирает больше больных, чем от рака простаты, молочной железы и толстой кишки вместе взятых.

По морфологической классификации ВОЗ рак легкого делится на 4 основные:

— плоскоклеточный рак (40 % больных)

— аденокарцинома (40–50 %)

— мелкоклеточный рак (МРЛ) (15–20 %),

— крупноклеточный рак (5–10 %)

В последние годы были установлены молекулярные нарушения при раке легкого, что позволило идентифицировать различные мишени и использовать эти знания для развития молекулярно-направленной таргетной терапии.

Немелкоклеточный рак легкого

Возможность обнаружения мутаций при НМРЛ, которые чувствительны к молекулярной таргетной терапии, является основным ведущим фактором для выработки тактики лечения больных НМРЛ.

Мутации EGFR определяются примерно у 15 % среди всех больных НМРЛ у 30–35 % — с аденокарциномой легкого в европейской популяции, а в азиатской популяции до 50–70 %. Практически все они расположены в четырех экзонах, кодирующих тирозинкиназный домен (в 18, 19, 20, 21-м экзонах).

Однако, 89 % всех мутаций EGFR — это делеция в 19-м экзоне (49 %) и мутация L858R в 21-м экзоне. При резистентности к ингибиторам тирозинкиназ в 50 % возникает мутация Т790М в 20-м экзоне.

Наличие мутаций при НМРЛ указывает на более благоприятный прогноз и четко предсказывают чувствительность к тирозинкиназным ингибиторам, таким как гефитиниб (иресса), эрлотиниб (тарцева) и афатиниб.

Также важной частью диагностики является определение гиперэкспрессии сосудистых факторов роста. Ангиогенез является важным фактором роста опухоли и ее метастазирования. При формировании новых кровеносных сосудов увеличивается скорость пролиферации опухолевых клеток и роста опухоли. Поэтому выявление различных ангиогенных факторов стало задачей онкологов-исследователей.

Одним из этих факторов является сосудистый эндотелиальный фактор роста (VEGF), который отвечает за стимуляцию формирования новых кровеносных сосудов. Усиление экспрессии VEGF отмечается при многих злокачественных опухолях и в том числе при раке легкого.

Увеличение концентрации VEGF коррелирует с неблагопрятным прогнозом, с уменьшением выживаемости без прогрессирования и общей выживаемости.

Новые практические достижения в лекарственной терапии НМРЛ связаны с идентификацией нового белка ЕМL4-ALK. Это эхинодермальный микротрубочково- ассоциированный протеин в 3-й позиции гена анапластической лимфомной киназы, который явился результатом незначительной инверсии в коротком рукаве хромосомы.

EML4-ALK присутствует в 3–7 % НМРЛ и взаимно исключает мутации KRAS и EGFR. Препарат кризотиниб — ALK-киназный ингибитор, ингибирует фосфорилирование ALK и c-Met, блокируя активацию гена. Кризотиниб является малой молекулой, ингибирует тирозинкиназы ALK, c-Met (HGFR) и их онкогенные варианты.

При наличии мутаций ALK эффективность кризотиниба составляет > 50–60 %. В августе 2011 г. кризотиниб получил разрешение FDA США для лечения местнораспространенного и метастатического НМРЛ при наличии мутации ALK. Одновременно был разрешен и FISH-тест для определения данного вида мутации.

Разрешение было обосновано результатами двух исследований у больных, ранее получавших химиотерапию. В одном из них эффективность составила 50 %, в другом — 61 %.

III фаза клинического исследования кризотиниба (ксалкори) при ЕМL4-АLК-мутированном (транслокация) НМРЛ в рандомизированном сравнительном исследовании с пеметрекседом по 500 мг/м2 или с доцетакселом по 75 мг/м2 21-дневного цикла продемонстрировала преимущество кризотиниба как в отношении ВБП, так и в отношении ОВ.

Таким образом, молекулярная диагностика является основой для выбора лечебной тактики при НМРЛ. Существующие и предполагаемые молекулярные маркеры должны быть предусмотрены при выборе стратегического направления в лечении конкретного больного (индивидуализируемая терапия).

Мелкоклеточный рак легкого

Мелкоклеточный рак легкого (МРЛ) — особая форма рака легкого, который в начале 70-х годов прошлого столетия был выделен в отдельную группу благодаря необычному клиническому течению, быстрому росту первичной опухоли, раннему метастазированию, высокой чувствительности к химиотерапии и лучевой терапии. МРЛ встречается почти исключительно у пациентов с воздействием табака в анамнезе. Он прочно ассоциируется с активным курением (2–3 пачки сигарет в день).

При диагностике МРЛ особое значение имеет оценка распространенности процесса, определяющая выбор терапевтической тактики.

После морфологического подтверждения диагноза (бронхоскопия с биопсией, трансторакальная пункция, биопсия метастатических узлов) проводится компьютерная томография (КТ) грудной клетки и брюшной полости, а также КТ или магнитно-резонансная томография (МРТ) головного мозга (с контрастированием) и сканирование костей. В последнее время появились сообщения о том, что позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) позволяет дополнительно уточнить стадию процесса.

Источник: Клинические рекомендации Ассоциации Онкологов России

Источник: https://unim.su/blog/klinicheskie-rekomendatsii-po-diagnostike-raka-legkogo/

Помощь Онколога
Добавить комментарий