Инновационные методики лечения рака

Как в России внедряют инновационные методы борьбы с раком

Инновационные методики лечения рака

МОСКВА, 1 марта. /ТАСС/. Российские регионы активно включились в процесс внедрения инновационных методов борьбы с онкологическими заболеваниями. В стране открываются высокотехнологичные центры, а университеты и академические институты разрабатывают новые методики.

О необходимости создания общенациональной программы по борьбе с раком в четверг сказал президент РФ Владимир Путин в Послании Федеральному собранию. Какие технологии уже пришли в отечественную медицину и где будут созданы новые диспансеры и циклотронные центры, – в материале ТАСС.

Как пояснил член комитета Государственной думы по охране здоровья Александр Петров, с реализацией инициативы в России фактически будет создана новая система по лечению онкологических заболеваний.

“Заявлено увеличение финансирования в общем на здравоохранение в два раза, а на программу по борьбе с онкологией – примерно в пять раз. Это и строительство онкологических центров, где есть весь набор точечного лечения, и создание новых видов лекарств, и подготовка кадров.

То есть фактически будет создана отдельная общенациональная система от районной городской поликлиники до федеральных центров по лечению онкологии, что позволит решить проблему и справиться, особенно занявшись профилактикой, выявлением на ранних стадиях”, – сказал собеседник агентства.

Новые инвестпроекты

Проекты по строительству онкоцентров уже реализуют в некоторых российских регионах.

Так, до конца года в Димитровграде в Ульяновской области будет полностью достроен Федеральный высокотехнологичный центр медицинской радиологии Федерального медико-биологического агентства России стоимостью около 21 млрд рублей, в этом центре будут лечиться пациенты со всей страны. Он станет единственным в РФ и самым крупным в Европе комплексом замкнутого цикла ядерной медицины.

А в Ростове-на-Дону будущий центр планируют оснастить оборудованием, аналогов которого нет ни в Южном, ни в Северо-Кавказском федеральных округах.

Здесь предполагается установить циклотрон и специальную установку для обнаружения опухолей размером до нескольких миллиметров, там же будут установлены ускорители, один из них будет работать в режиме “кибернож” – системы для лечения доброкачественных и злокачественных опухолей любого диаметра.

Собственный центр создают и в Приморье: в комплексе идет подготовка помещений для установки линейных ускорителей и магниторезонансной терапии.

Кроме того, в регионе построят центры ядерной и протонной медицины на базе Дальневосточного федерального университета.

В его рамках компания “Швабе” намерена построить в крае центр протонной терапии с годовой пропускной способностью более тысячи пациентов.

Новые объекты создают и в Центральном федеральном округе, к примеру, в конце февраля в новом владимирском онкодиспансере открыли химиотерапевтическое отделение, а в Ярославле строительство корпуса онкологической больницы начнется уже в 2018 году. Специализированное оборудование закупят и для учреждений Ивановской области.

Приложения для смартфонов и новые препараты

В реализации общенациональной программы готово помочь научное сообщество. В частности, в Уральском федеральном университете (УрФУ) в этом году планируют открыть циклотронный центр ядерной медицины для разработки радиофармпрепаратов и методов адресной доставки лекарств.

“Центр будет координировать действия с научными организациями и промышленными предприятиями региона, в частности, с Институтом органического синтеза УрО РАН и Уральским государственным медицинским университетом (УГМУ)”, – пояснил ТАСС первый проректор УрФУ Сергей Кортов.

Разработки в этой сфере ведут и сибирские ученые. “Есть так называемая бор-нейтронзахватная терапия рака (лечение, при котором опухоль облучается пучком нейтронов – прим. ТАСС).

Там исследования на начальной стадии, но они точно хорошие и очень скоро результат дадут”, – рассказал ТАСС научный руководитель Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН, академик Валентин Власов.

Еще одним перспективным направлением становится разработка мобильных приложений для диагностики рака кожи. На базе клиники Приволжского исследовательского медицинского университета (ПИМУ) в Нижнем Новгороде, где расположен единственный в России Центр диагностики и лечения опухолей кожи, уже выпустили пилотную версию приложения, с помощью которого можно распознать характер образований.

Похожую технологию отрабатывают и в УГМУ, в 2018 году разработчики намерены протестировать в уральских больницах программу для врачей по раннему выявлению групп риска по развитию меланомы. Для этого создадут специальную насадку для камеры смартфона и мобильное приложение.

Внедрение в регионах

Постепенно новые технологии лечения онкологических заболеваний осваивают и в уже построенных медучреждениях.

На Сахалине, впервые на Дальнем Востоке, внедрены рентгенэндоваскулярные технологии в онкологии, передовую методику осваивают в областном онкологическом диспансере.

Во второй половине 2018 года в Пензенском онкологическом диспансере начнут проводить трансплантацию костного мозга, которая предполагает пересадку пациенту ранее взятых у него же клеток костного мозга.

Уникальный аппарат “гамма-нож”, который позволяет проводить оперативное лечение, установят в 2018 году в Махачкале на базе первого на юге России центра лучевой диагностики и лучевой терапии. Он предназначен для обслуживания 10 млн человек, то есть лечение здесь смогут пройти не только жители Дагестана и Северо-Кавказского федерального округа, но и всего юга России.

В Тюменской области сейчас формируют реестры пациентов с факторами риска, чтобы в дальнейшем вести персонифицированный подход, новые методы диагностики внедряют в кластере высокотехнологичной помощи “Медицинский город” в Тюмени, куда также входит радиологический центр.

Ранее министр здравоохранения России Вероника Скворцова назвала онкологию абсолютным приоритетом на 2018 год. По ее словам, на 2018 год запланировано расширение возможностей для получения амбулаторной помощи пациентам с онкологией, в том числе паллиативной. В программе государственных гарантий также заложено существенное увеличение финансирования онкологии.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/5000274

Инновационные методики лечения рака

Инновационные методики лечения рака

Ингибиторы ангиогенеза — ангиогенез – в медицине обозначает процедуру образования в организме новых кровеносных сосудов. У некоторых раковых опухолей очень активный процесс образования новых кровеносных сосудов.

Благодаря этому увеличивается приток крови к опухоли, по причине чего она слишком быстро увеличивается в размерах.Клетки, больные раком, провоцируют ангиогенез, посылая в близлежащие ткани сигналы, тем самым активируя белки, которые инициируют рост кровеносных сосудов.

После того, как у онкологов получилось более глубже понимать этот процесс, они смогли разработать несколько препаратов, задача которых подавлять ангиогенез, блокируя тем самым развитие онкологии.

Кровеносным сосудам злокачественного образования требуются питательные вещества и кислород, без этого опухоль расти не будет.

Генная терапия

Значительная часть исследований онкологии сегодня посвящена поискам дефектных или недостающих генов, которые способны провоцировать рак. Генные исследования онкологов помогли сделать очень много важных открытий.

Например, у специалистов получилось идентифицировать мутировавшие гены, которые находятся в клетках распространенных видов онкологии. Онкологи провели успешную коррекцию дефектных раковых генов супрессоров (р53) в клетках раковых легких.

Современные методики генной терапии, к сожалению, пока являются лишь экспериментальными, и большинство из них проверены только на животных. Однако, есть несколько клинических испытаний, в которых участвовали несколько человек. Потенциальные плюсы генной онкологической терапии:

Генная методика лечения онкологии заключается в атаке раковых клеток на молекулярном уровне, устраняя потребность в медицинских препаратах, радиации или операционном вмешательстве.

Определение генов восприимчивости отдельных лиц к онкологии способны играть существенную роль в предотвращении заболевания до его возникновения.

Большинство исследований генной терапии изучают замену дефектного или отсутствующего гена на его здоровую, функциональную копию, которую можно доставить в клетки-мишени. Для этой цели врачи планируют использовать вирусы в роли носителя, так как они способны проникать в клетки ДНК. Эти вирусы инактивируются, потому они не способны к размножению, вызывая само заболевание.

Также генную терапию можно осуществлять путем извлечения крови или костного мозга у пациента, с последующим размножением клеток в лабораторных условиях. После исправленный вариант гена вводится в организм пациента, с целью проникновения в клетки ДНК.

Абляция

Абляционное лечение онкологии подразумевает использование высоких или низких температур, с целью уничтожения (удаления) раковой опухоли без хирургического вмешательства.

Онкологами используются специальные датчики, чтобы абляционное лечение проникло непосредственно в опухоль. Хирургом используется компьютерное изображение, в процессе введения зонда в правильное положение и контролем за процессом лечения. Преимущества абляционного лечения онкологии состоит в следующем:

  • Минимальные болевые ощущения;
  • Быстрое восстановление в сравнении с лучевой терапией или хирургией;
  • Кратковременное нахождение в стационаре;
  • Можно успешно сочетать с другими методами лечения онкологии;
  • При необходимости лечение можно повторять.

Криоаблация

Данный вариант лечения онкологии известен также под терминами криотерапия или криохирургия. Он подразумевает введение зонда в опухоль. Которую специально охлаждают, замораживают, разрушая тем самым раковые ткани предстательной железы.

Есть возможность провести процедуру криотерапии даже в амбулаторных условиях. Данный метод лечения уже успешно используется в лечении рака молочной железы, рака почек и рака предстательной железы.

К сожалению, при лечении рака простаты в дальнейшем у мужчин может пропасть способность к эрекции. Но, для мужчин, у которых уже поставлен диагноз эректильная дисфункция, криотерапия – это удобный и эффективный метод лечения злокачественной опухоли предстательной железы.

Высокий сфокусированный ультразвук

Данный метод известен так же, как HIFU. Эту процедуру используют при лечении рака простаты.

При помощи специального зонда в зараженный орган доставляется высокочастотный ультразвук, который производит тепло, убивающее злокачественные опухоли. Датчик вводят в прямую кишку и управляют при помощи компьютерной визуализации.

Сфокусированный ультразвук с высокой интенсивностью способен уничтожить все раковые клетки в простате. На одну процедуру уходит от одного часа до четырех.

Радиочастотная абляция (РЧА)

С помощью тончайшего зонда в виде иглы в опухоль доставляются радиочастотные волны, которые нагревают злокачественные ткани до их полного уничтожения. Радиочастотная абляция – это одна из лучших методик для лечения небольших, локализованных опухолей.

Радиочастотную абляцию используют для лечения разного рода злокачественных опухолей, даже таких, как рак костных тканей. Помимо этого, РЧА помогает облегчить боль.

Часто радиочастотную абляцию объединяют с местной химиотерапией при лечении рака легких, печени или почек.

Inpha.Ru

=========================

Подписывайтесь на наш канал Inpha.Ru в Яндекс.Дзен

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5af82a6348c85e806b5efd15/5af8822f00b3dd6d5aedc3f6

В россии разрабатывают прорывную терапию против рака

Инновационные методики лечения рака

МОСКВА, 18 окт — РИА Новости, Альфия Еникеева. Отечественные специалисты разрабатывают и испытывают препараты для иммунотерапии рака, более дешевые и такие же эффективные, как импортные аналоги.

В их основе — животные и искусственные моноклональные антитела, которые вовлекают защитные силы организма в борьбу против злокачественной опухоли. Как продвигаются исследования, РИА Новости рассказали ученые и врачи.

Антитела в помощь иммунитету

“Смысл иммунотерапии рака заключается в том, чтобы помочь человеческому организму побороть злокачественную опухоль самостоятельно. Как правило, наша иммунная система умеет распознавать раковые клетки. Но так случается не всегда.

Некоторые опухоли вырабатывают специальные белки, мешающие их увидеть и уничтожить. Если активность этих белков подавить, то иммунная система идентифицирует опухоль как чужеродную и начнет с ней бороться.

Именно на этом построено действие иммуноонкологических моноклональных антител”, — объяснила РИА Новости директор Института кластерной онкологии Сеченовского университета Марина Секачева.

Помимо того что антитела умеют специфично связываться с белками на поверхности раковых клеток, они могут проникать к ним внутрь и мешать работе ферментов, разлагающих формальдегид — опасный продукт жизнедеятельности. В результате в клетке скапливаются токсины.

В прошлом году ученые из Института общей генетики РАН показали, что если антителам помочь и дополнительно блокировать в клетках работу этих ферментов (например, обрабатывая их дисульфирамом), то стойкость опухоли к действию терапии снижается.

Как отметил руководитель проекта, заведующий лабораторией генетического контроля устойчивости к стрессам Института общей генетики РАН Юрий Дорохов, работа в этом направлении продолжается, но “пока из суеверных соображений нам лучше сделать паузу в общении с прессой”.

Лечение не для всех

“Не стоит рассматривать иммунотерапию как панацею. Скажем, в случае меланомы и рака легкого она очень эффективна, а при некоторых молекулярных особенностях опухоли не действует в принципе. Важно подобрать для каждого онкопациента свой вид лечения”, — уточнила Марина Секачева.

Другая проблема иммуноонкологических препаратов — их высокая стоимость. Во-первых, моноклональных антител для лечения рака не так много на рынке.

Во-вторых, на все действует патентная защита, ведь первый такой препарат появился всего несколько лет назад.

Сейчас уже зарегистрированы десятки наименований в разных странах мира, еще сотни лекарственных средств — на стадии клинических исследований.

“Во многом дороговизна этих препаратов связана с особенностями разработки. Технология получения терапевтических антител для связывания конкретных белков-мишеней — чрезвычайно трудоемкий и затратный по времени процесс.

Даже использование прогрессивных методов, таких как генная инженерия и направленная эволюция, лишь ненамного повышает ее эффективность и скорость.

Кроме того, полученные в результате антитела в любом случае требуют дальнейшей гуманизации и наработки в стабильных линиях-продуцентах, создание которых — отдельная сложная задача”, — пояснил заведующий лабораторией клеточного сигналинга МФТИ Николай Барлев, участвовавший в проекте по разработке искусственных антител.

Семь лет отмерь — один препарат получи

Согласно официальному реестру Миндрава России, в стране сейчас проходят клинические испытания около десятка моноклональных антител для иммунотерапии рака. По крайней мере, один препарат — отечественная разработка. Он находится на второй стадии испытаний.

Руководитель лаборатории инженерии и синтеза антител биотехнологической компании BIOCAD Анна Владимирова принимала непосредственное участие в создании одного из первых российских иммуноонкологических препаратов.

По ее словам, полный цикл его разработки и испытаний занял около семи лет.

“Создание нового моноклонального антитела мы начинаем с определения мишени. Обычно это некий белок в организме человека, который мы хотим нейтрализовать. В случае с онкологическими заболеваниями речь идет о рецепторах на поверхности опухолевых клеток, например факторах роста.

Затем мы вакцинируем животное, вводим ему антиген — ту самую мишень. Организм животного вырабатывает антитела в качестве иммунного ответа.

Дальше мы забираем у животного кровь, выделяем из нее иммунные клетки, несущие гены этих антител, и получаем из них генетический материал в виде библиотеки антител”, — объясняет ученый РИА Новости.

Библиотека — это пробирка с прозрачной жидкостью, внутри которой — миллиарды разных вариантов антител. Чтобы отобрать из этого множества те, что способны затормозить размножение раковых клеток, ученые используют фаги — вирусы бактерий.

1 из 5

Исследователи берут кровь у животного, привитого антигеном-мишенью, и выделяют из нее иммунные клетки, несущие гены антител

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

2 из 5

Полученный генетический материал находится в библиотеках антител — пробирках с прозрачной жидкостью, внутри которых — миллиарды разных вариантов антител

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

3 из 5

С помощью вирусов бактерий — фагов — ученые сужают число вероятных кандидатов. Затем выбирают из них два-три лучших варианта и переносят их на бактерии. Бактерии размножаются, и каждая несет на себе генетическую информацию одного варианта антитела

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

4 из 5

Из бактерий выделяют генетический материал и расшифровывают

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

Затем исследователи с помощью биоинформатических методов строят 3D-модель антитела, точечно меняя некоторые аминокислоты, чтобы улучшить свойства полученных белковых соединений и сделать их похожими на белок человека

5 из 5

Затем исследователи с помощью биоинформатических методов строят 3D-модель антитела, точечно меняя некоторые аминокислоты, чтобы улучшить свойства полученных белковых соединений и сделать их похожими на белок человека

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

1 из 5

Исследователи берут кровь у животного, привитого антигеном-мишенью, и выделяют из нее иммунные клетки, несущие гены антител

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

2 из 5

Полученный генетический материал находится в библиотеках антител — пробирках с прозрачной жидкостью, внутри которых — миллиарды разных вариантов антител

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

3 из 5

С помощью вирусов бактерий — фагов — ученые сужают число вероятных кандидатов. Затем выбирают из них два-три лучших варианта и переносят их на бактерии. Бактерии размножаются, и каждая несет на себе генетическую информацию одного варианта антитела

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

4 из 5

Из бактерий выделяют генетический материал и расшифровывают

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

5 из 5

Затем исследователи с помощью биоинформатических методов строят 3D-модель антитела, точечно меняя некоторые аминокислоты, чтобы улучшить свойства полученных белковых соединений и сделать их похожими на белок человека

© Лаборатория инженерии и синтеза антител, BIOCAD

“Мы делаем конструкции, несущие на своей поверхности варианты нужных нам антител. Затем эти фаговые частички наливаем в пробирку, где живет антиген-мишень. Нас интересуют только способные связаться с мишенью, остальные мы удаляем. Так из нескольких миллиардов вариантов у нас остаются сотни тысяч.

Из них мы выбираем две-три лучшие молекулы и переносим их на бактерии кишечной палочки. Они начинают размножаться, и появляются бактериальные клоны — потомки одной клетки. Они несут в себе генетическую информацию о единственном варианте антитела. Мы выделяем из этих бактерий генетический материал и расшифровываем его.

Полученные на этом этапе данные — это то, что обычно пишется в первых строчках патента на препарат”, — объяснила исследовательница.

На заключительных этапах ученые с помощью биоинформатических методов строят 3D-модель антитела, точечно меняя некоторые аминокислоты, чтобы улучшить свойства полученных белковых соединений и сделать их похожими на белок человека. Это позволяет избежать побочных реакций, иммуногенности и нежелательного ответа организма.

“Такие конструкции мы передаем коллегам, которые работают с клетками яичника китайского хомячка. Они нарабатывают белки и тестируют их в функциональных клеточных тестах, проверяют наши гипотезы.

Если эти кандидаты прошли долгий цикл проверок, мы имеем право выпускать их на доклинические испытания к мышам, а при самом оптимистичном варианте — на клинические испытания и запускать регистрацию препарата”, — уточнила Владимирова.

Пластиковая терапия

Ученые из лаборатории клеточного сигналинга МФТИ предложили значительно сократить процесс создания антител, заменив их искусственными аналогами. Они успешно испытали антитела из полимеров, позволяющие уничтожать раковые клетки.

“При непосредственном участии нашей группы удалось получить наночастицы с молекулярным импринтингом против пептидов. Это открывает возможности использовать нашу технологию в будущем для создания терапевтических препаратов на их основе.

Механизм их действия такой же, как у обычных белковых антител: они могут связывать молекулы-мишени на поверхности раковых клеток. Однако в отличие от природных аналогов они также могут нести внутри себя противоопухолевые препараты.

Таким образом, они могут одновременно выступать и как терапевтический агент, и как средство направленной доставки. То есть по специфичности и эффективности пластиковые нано-антитела ненамного отличаются от белковых аналогов, а их получение несравнимо проще и быстрее”, — пояснил один из руководителей работы Николай Барлев.

Описанные результаты ученые получили на раковых клетках, растущих в пробирке. В настоящее время, по словам Барлева, идет подготовка к экспериментам на животных.

Это позволит оценить эффективность инновационных препаратов при лечении рака печени, простаты и других агрессивных форм злокачественных опухолей.

Если “пластиковые антитела” успешно пройдут испытания на животных, затем их, скорее всего, протестируют и на человеке.

Источник: https://ria.ru/20191018/1559896967.html

Помощь Онколога
Добавить комментарий