Иммунотерапия при лечении рака желудка

Иммунотерапия

Иммунотерапия при лечении рака желудка

Иммунотерапия злокачественных новообразований только набирает клинические обороты, доказывая, что способна эффективно контролировать не только устойчивую к химиотерапии распространенную меланому, но готова побороть такие же резистентные к цитостатикам формы рака внутренних органов.

До недавнего времени лекарственное лечение метастатических и местно-распространенных вариантов карциномы лёгкого и желудка, мочевого пузыря и поджелудочной разочаровывало онкологов: если химиотерапия и уменьшала проявления заболевания, то весьма ненадолго. Главное достоинство иммуноонкологических средств — возможность продления жизни в безнадёжной, казалось бы, ситуации.

Как иммунотерапия действует на рак

Иммунотерапия злокачественных новообразований насчитывает несколько десятилетий и главными героями прошлого были интерфероны и интерлейкин. Изготавливаемые по образу и подобию цитокинов, синтезируемых организмом человека, лекарства вводились в фантастически высоких дозах, инициируя массу тяжёлых токсических реакций.

При иммунотерапии некоторых злокачественных процессов удавалось получить непосредственный результат в виде уменьшения опухолевых конгломератов, но крайне мучительно для пациента и без увеличения его продолжительности жизни. Тяжесть токсических проявлений вынудила клиницистов остановиться на низких и средних дозах, эффективность которых была совсем не очевидна.

Новые иммунные средства принципиально другого механизма действия, хоть в некотором смысле и повторяют природные вещества – антитела. Собственная иммунная защита относится к злокачественной опухоли как к неотъемлемой части организма, позволяя ей активно жить и расти.

Суть действия иммунных средств – вынудить собственные лимфоциты заметить опухоль и принять к ней радикальные меры. Воздействуя на определённую точку, лекарство заставляет опухоль «замолчать» и не посылать лимфоциту сигналы «я –своя, родная», за что их и называют ингибиторами контрольно-пропускного пункта.

В качестве места приложения сил иммуноонкологического препарата может выступать белок на клеточной мембране, прицепляясь к нему лекарственная молекула вынуждает иммунные клетки увидеть рак и начать с ним войну.

Естественно, что при отсутствии в клетках рака необходимого действующего вещества, не стоит рассчитывать на лечебный эффект.

Поэтому до начала терапии могут потребоваться специальные анализы на выявление нужных белков.

Заведующий онкологическим отделением, врач-онколог Петр Сергеевич Сергеев, к.м.н., рассказывает о принципе действия иммунотерапии:

Иммунотерапия рака и Нобелевская премия

В последние годы с завидной регулярностью появляются новые противоопухолевые иммунные препараты, а начиналось все в 2010 году с лечения распространённой меланомы моноклональным антителом (МКА) ервой (ипилимумаб), на время изменившим судьбу каждого одиннадцатого участника клинических исследований. 

В дальнейшем результаты применения уже других иммуноонкологических средств при злокачественной меланоме впечатлили специалистов возросшим процентом регрессий и длительностью отсрочки прогрессирования, иногда на 2-3 года.

Первым революцию в противоопухолевой терапии заметил журнал Наука (Science) в 2013 году, через пару лет такую же точку зрения высказало Американское общество клинической онкологии (ASCO), основательно убедившееся в реальности доказательств многочисленных клинических исследований. Хотя до ASCO уже на этапе регистрации контролирующее в США фармацию FDA присвоило некоторым препаратам престижный статус «прорывной».

Так что Нобелевский комитет не был первым в оценке высокой значимости иммунных средств для человечества, премия за их открытие не столько логическое завершение, сколько аванс на будущее: механизм действия моноклональных антител оригинален и эффективность иногда выше других, но работают они только у 10-15% пациентов.

При каком раке используются курсы иммунотерапии

Значимый результат курсов иммунологического противоопухолевого воздействия впервые был продемонстрирован при меланоме кожи, вяло отвечающей на агрессивную химиотерапию, затем показания расширили на тоже малочувствительный к цитостатикам немелкоклеточный рак легкого.

В первую линию терапии вышли моноклональные антитела и при раке почки, показав совершенно недостижимый при стандартной химиотерапии результат. Сегодня клинические исследования изучают иммуно-онкологические лекарственные средства при многих злокачественных новообразованиях, устойчивых к классической химиотерапии и гормональному воздействию.

Иммунотерапия при меланоме кожи

Четверть века для профилактики рецидива после радикального удаления очагов меланомы используется альфа-интерферон, вырабатываемый организмом человека.

Интерферон, доза которого в сотни тысяч раз превышает естественную концентрацию в крови, увеличивает время до появления рецидива и снижает вероятность прогрессирования процесса.

Цена препарата в сравнении с другими противоопухолевыми средствами невысока, но лечение продолжается целый год. При метастатической меланоме интерферон не был успешен и сегодня не используется.

При метастатическом процессе лучший результат из всех эффективных противоопухолевых лекарств продемонстрировали иммуно-онкологические препараты. Стоимость такого варианта иммунотерапии значимо выше, но с реальной выгодой в виде увеличения длительности жизни пациентов и даже полного исчезновения злокачественной опухоли в максимально возможном проценте случаев.

Иммунотерапия при раке легких

Иммунотерапия немелкоклеточного рака легкого насчитывает чуть больше трёх лет и манипулирует всего тремя лекарствами, но уже изменила стандарт лечения крупноклеточного варианта и аденокарциномы неоперабельной формы или в метастатической стадии.

Для назначения кейтруды (пембролизумаб) необходим анализ на белок PD-1 (PD-L1), если более половины раковых клеток имеют его – препятствий для начала лечения нет, если же белка мало – кейтруда понадобиться на втором этапе после использования более эффективных комбинаций цитостатиков или таргетных средств.

Для применения опдиво (ниволумаб) не требуется специальных анализов, но использование этого МКА возможно только при неэффективности или прогрессировании рака легкого после первой линии таргетных препаратов или химиотерапии. Одобрено сочетание иммунотерапии с другими противоопухолевыми средствами, если в опухолевых клетках выявлены гарантирующие позитивный результат молекулярные признаки.

Позже остальных завершились клинические испытания тецентрика (атезолизумаб), как и кейтруда связывающего PD-1, его применяют после прогрессирования процесса на химиотерапии, но в стандарты МКА пока не включено.

Источник: https://medica24.ru/uslugi/immunoterapiya

Один из методов борьбы с раком — иммунотерапия. Как это работает? — Meduza

Иммунотерапия при лечении рака желудка
Перейти к материалам

Партнерский материал

Это метод лечения онкологических заболеваний, при котором лекарство действует не на опухоль, как химиотерапия или таргетная терапия, а на иммунитет, помогая ему обнаружить раковые клетки. Эти карточки мы подготовили вместе с частным стационаром «Медицина 24/7». Там применяют иммунотерапию при меланоме, раке почки, легкого и множестве других онкологических заболеваний.

Иммунотерапия мешает опухолевым клеткам сопротивляться иммунной системе. В норме иммунитет убивает все чужое или просто подозрительное, но опухолевые клетки умеют прикидываться «хорошими» либо «обманом» заставляют иммунитет отключаться.

На поверхности T-лимфоцитов (клеток иммунной системы) есть особые белки под кодовыми обозначениями PD-1 и CTLA-4. Их называют контрольными точками. Для иммунитета это как тормоза для машины.

И опухолевые клетки умеют на них влиять, «жать на тормоза», чтобы иммунитет бездействовал. А иммунотерапевтические препараты могут эти тормоза отключать: T-лимфоцит «заводится» и атакует раковую клетку.

Либо препарат блокирует другой белок (PD-L1), который скрывает опухоль от внимания иммунитета.

«T-клетка с помощью белка PD-1 связывается с белком PD-L1 здоровой клетки и понимает, что атаковать ее не нужно.

Но некоторые опухолевые клетки тоже содержат белок PD-L1 — это позволяет им маскироваться под здоровые.

Иммунотерапия влияет на иммунные клетки, как бы нейтрализуя белок PD-L1, и позволяет Т-клетке его игнорировать», — объясняет заведующий онкологическим отделением клиники «Медицина 24/7» Петр Сергеев.

Кроме того, в условиях лаборатории собственные Т-лимфоциты пациента можно «обучить» распознавать опухолевые клетки.

Для этого Т-лимфоциты выделяют из крови пациента, а после «обучения» возвращают в организм, чтобы они находили и уничтожали опухолевые клетки.

Такую разновидность иммунотерапии называют CAR-T, или Т-клеточная терапия. В прошлом году CAR-T стали применять в клиниках Великобритании.

Первые попытки вылечить пациентов, больных раком, с помощью иммунотерапии были предприняты более ста лет назад. Одним из родоначальников метода считается хирург Уильям Коли.

Он заметил, что у некоторых пациентов с рожистым воспалением (бактериальной кожной инфекцией) онкологическое заболевание полностью регрессировало. Коли предположил, что инфекция стимулирует иммунитет на уничтожение опухолевых клеток, и решилподтвердить свои догадки экспериментально.

В 1891 году он ввел стрептококковые бактерии пациенту с саркомой кости и смог добиться сокращения злокачественной опухоли.

Тогда его исследования подверглись активной критике, так как не имели внятного теоретического обоснования. Постепенно накапливались знания о физиологии иммунитета, вместе с этим предпринимались новые попытки активировать собственные защитные силы организма для борьбы со злокачественными опухолями — иммунотерапия получила развитие.

Потому что настоящие прорывы произошли лишь в последние годы. Так, в 2018-м Нобелевскую премию по медицине вручили ученым Джеймсу Эллисону из США и Тасуку Хондзё из Японии за открытие контрольных точек — благодаря этому было создано несколько иммунотерапевтических препаратов.

Короткий промежуток между теоретическим открытием и внедрением его результатов в медицинскую практику — еще одна причина того, что о новой методике активно говорят. Иммунотерапия открыла новые возможности для борьбы с онкологическими заболеваниями, которые лечатся с большим трудом, например с меланомой и раком легких.

Теперь некоторые такие пациенты могут жить на несколько лет дольше без прогрессирования болезни.

Это зависит от препарата и особенностей опухоли. Так, препарат пембролизумаб стал первым, который можно назначать вне зависимости от места возникновения рака, если опухоль имеет специфический биомаркер — микросателлитную нестабильность, или PDL-экспрессию.

Иммунотерапию применяют для лечения меланомы, рака легких, почки, желудка, мочевого пузыря, простаты, поджелудочной железы, глиобластомы, лимфомы Ходжкина и еще нескольких видов опухолей. Но пока лучшие результаты терапия показала в лечении меланомы и рака легких.

Определить, какое лечение подойдет в конкретном случае, может только лечащий врач.

Есть. Так же как и у других эффективных методов лечения онкологических заболеваний — но они отличаются от нежелательных явлений при химиотерапии: причина их возникновения не токсическое действие самих препаратов, а сильный иммунный ответ.

Нередко пациенты на иммунотерапии могут сталкиваться с усталостью, кашлем и тошнотой, теряют аппетит, а на коже может появиться сыпь. Реже эти лекарства могут вызывать более серьезные проблемы в легких, кишечнике, печени, почках и других органах.

Обычно так бывает, если иммунитет начинает атаковать не только опухолевые клетки, но и здоровые.

Пациенты, которые проходят лучевую терапию, также нередко испытывают усталость, у них могут быть проблемы с кожей, а люди, которые получают химиотерапию, сталкиваются с потерей волос, анемией, тошнотой и рядом других проблем.

«Улучшение прогноза выживаемости в подавляющем большинстве случаев перевешивает отрицательные реакции со стороны организма, — говорит врач-онколог клиники „Медицина 24/7“ Петр Сергеев. — Я обязательно всем пациентам отделения объясняю, чего можно ожидать и что не нужно этого бояться.

Мы всегда следим за показателями пациента, мониторим его состояние. С нежелательными реакциями хорошо справляется симптоматическая терапия: есть противорвотные и обезболивающие препараты, глюкокортикостероиды. Мы умеем поддерживать работу почек и печени.

В общем, можно сохранять хорошее качество жизни пациенту даже при длительной терапии».

«Выбор отделения — стационар или амбулаторное — зависит от состояния пациента. В некоторых случаях пациент будет лучше чувствовать себя дома, ему не нужно будет все время находиться в больнице.

Достаточно приходить один или два раза в месяц на капельницы», — поясняет Петр Сергеев. Во время иммунотерапии пациент получает препараты внутривенно. Длительность курса может определить только онколог, и в процессе лечения она может корректироваться.

Зависит это от реакции опухоли и организма пациента на препарат.

Нет. Некоторые препараты, например пембролизумаб, ниволумаб, ипилимумаб и атезолизумаб, зарегистрированы в России. Но о широком доступе к терапии говорить не приходится. Препараты зарегистрированы не по всем показаниям, и во многих ситуациях назначить их можно только офлейбл (не по инструкции), но тогда лечение нельзя будет получить бесплатно по полису ОМС.

Кроме того, курс лечения, по словам Петра Сергеева, может стоить от 180 000 до 800 000 рублей в месяц. «В себестоимость заложены миллионы долларов, потраченных на исследования, а дешевых аналогов (дженериков) в иммунотерапии пока не существует, — объясняет врач.

— Частная клиника нашего уровня может закупить все препараты и проконтролировать их оригинальность, чтобы в нашей аптеке они были доступны пациентам в любой момент. Но мы не можем сделать цену ниже, чем у производителя.

Со временем, когда этот метод лечения станет более массовым, препараты должны подешеветь и стать более доступными. Такой путь проходят многие лекарства.

В первые годы после войны производство пенициллина было недостаточным, он был дорог, но уже в 1952 году стал производиться по улучшенной технологии и сильно подешевел».

Сегодня в России получить иммунотерапевтические препараты иногда позволяет так называемая региональная льгота, которая регулируется законом о социальной помощи, но такие закупки финансируются бюджетом только в некоторых регионах. Кроме того, можно попытаться попасть в программу клинических исследований, такая возможность есть и в клинике «Медицина 24/7», или же выбрать платное лечение в медицинском учреждении, где уже применяют иммунотерапию.

Партнерский материал

Источник: https://meduza.io/cards/odin-iz-metodov-borby-s-rakom-immunoterapiya-kak-eto-rabotaet

Правда и вымысел вокруг иммунотерапии. Интервью с онкологом Михаилом Ласковым

Иммунотерапия при лечении рака желудка

Что такое иммунотерапия?

Иммунотерапия – это относительно новый метод лечения онкологических заболеваний. Иммунотерапия не действует напрямую на опухоль, но заставляет иммунитет убивать раковые клетки. Это и есть принципиальное ее отличие от химиотерапии и таргетной терапии. 

По большому счету, иммунотерапия заставляет иммунитет делать то, что он и так должен, но не делает по каким-либо причинам. Например, иногда раковые клетки маскируются под здоровые, тогда иммунная система перестает воспринимать их как инородные и не уничтожает. Иммунотерапия может “снимать маску” с опухолевых клеток и помогать иммунитету распознавать их.

Справедливости ради нужно сказать, что сейчас поднялся очень большой хайп по поводу иммунотерапии, потому что вышли действительно эффективные препараты: авелумаб, атезолизумаб, дурвалумаб, пембролизумаб, ниволумаб и ипилимумаб. Но иммунотерапия началась, конечно же, не сейчас и даже не три года назад. Она очень давно применялась с переменным успехом. Как правило, с не очень большим.

Что же произошло сейчас? Появился новый класс препаратов, которые действуют на рецепторы PD1 и PD-L1. Именно эти рецепторы позволяют опухолевой клетке повлиять на иммунитет так, чтобы он перестал распознавать ее, и, следовательно, убивать раковые клетки.

Для лечения каких видов рака используется иммунотерапия?

Сначала эти препараты начали применяться при меланоме и имели большой успех. Почему именно при меланоме? Как мы понимаем, есть опухоли, которые лечатся относительно легко, а есть те, что лечатся очень плохо, рак поджелудочной, например.

Новые препараты стараются разрабатывать именно для труднолечимых раков. Меланома – это как раз один из таких труднолечимых раков, в лечении которого двадцать лет не происходило ничего хорошего, никаких новых высокоэффективных препаратов не появлялось.

Иммунотерапия показала себя очень эффективно при меланоме, все воодушевились и начали применять этот метод лечения на все раки, которые только могли. Тут, конечно же, очень быстро выяснилось, что где-то он работает, где-то не работает совсем, а где-то работает только в конкретных ситуациях.

Иммунотерапия сейчас успешно применяется при лечении рака легких. Как мы знаем, есть разные мутации и разные виды этого рака. И при некоторых из них иммунотерапия быстро заменила химию, оказалась и лучше, и безопаснее. Это очень большой успех. Но стоит помнить, что далеко не весь рак легких успешно лечится иммунотерапией.

В России иммунотерапию также используют при лечении рака почек, а на Западе – в случаях рака головы и шеи, лимфомы Ходжкина, рака мочевого пузыря и некоторых случаях рака печени.

Как объяснить, что иммунотерапия подходит только по показаниям и небольшому проценту больных?

Как и все, что есть в онкологии, иммунотерапия – это не панацея от всего рака. Это просто еще один способ воздействовать на опухоль, далеко не всегда эффективный и ни разу не безопасный

Использовать иммунотерапию можно лишь в ограниченном количестве случаев. На данный момент ее эффективность доказана только для следующих видов рака:

– меланома;

– немелкоклеточный рак легких;

– мелкоклеточный рак легких;

– рак почки;

– рак головы и шеи;

– лимфома Ходжкина;

– рак мочевого пузыря.

*** Иммунотерапия может быть эффективной в строго определенных ситуациях даже при вышеуказанных видах рака.

К тому же есть ряд побочных эффектов. И довольно серьезных. В некоторых случаях иммунная система начинает атаковать здоровые ткани и органы, что может вызвать такие осложнения, как:

– пневмония,

– гормональные нарушения,

– проблемы с желудочно-кишечным трактом,

– нефрит и нарушение функции почек,

– мышечные боли, боли в костях и суставах,

– ощущение усталости, слабость,

– тошнота, диарея, нарушения аппетита и др.

Впрочем, серьезные осложнения появляются в среднем только в одном случае из шести.

В октябре вы назвали Нобелевскую премию за иммунотерапию премией для маркетологов. Почему вы отреагировали именно так?

Вспомним историю прекрасного препарата бевацизумаб. Когда он вышел, маркетологи подняли хайп по поводу этого средства, которое останавливает рост сосудов в опухоли.

Начали из каждого утюга говорить о том, какое это чудо-чудо-чудо. В итоге, конечно, никакого чуда не было, и этот препарат нашел свое довольно ограниченное применение.

И по соотношению цена-польза он, вежливо говоря, далеко не идеален.

И вот уже на этой неделе ко мне толпами приходят люди, которые пытаются спастись при помощи иммунотерапии. И только максимум у 10 % из них этот метод можно пробовать с неизвестным результатом.

Вот про такую ситуацию как раз и было предостережение в этом посте. Потому что на этом сейчас можно быстро срубить много денег в России, именно срубить, а не заработать.

Ведь у людей есть все подтверждения: 1) не могли просто так дать Нобелевку; 2) все журналисты написали, что это чудо и панацея; 3) препарат стоит от 200 тысяч в месяц. Все сходится – Нобелевка, цена.

Отлично, квартиру продаем.

И тут еще какой-нибудь радостный доктор из частной клиники предлагает его назначить и прямо сейчас, ведь завтра может быть уже поздно.

И главное – очень хочется верить, что это спасет. Это ведь не гомеопатия, а высокая наука.

Как пациенту понять, назначают ему фейковые препараты или нормальные?

Это сделать можно, но необходимо, конечно, включать голову. Нужно много читать и стараться уметь разбираться в источниках.

Например, почитать гайдланы для пациентов NCCN или ESMO. Это англоязычные источники, NCCN – американский , ESMO – европейский. Кстати, мы сейчас переводим их на русский язык при помощи благотворительного фонда «Живой».  

Еще можно посмотреть русскоязычные рекомендации, но только профессиональные.

Тут проблема, конечно, в том, что на русском языке практически ничего нету. Существуют клинические рекомендации, но они для врачей. Для пациентов – почти ничего.

Вот у нас (на ютуб-канале Клиники амбулаторной онкологии и гематологии – примечание Profilaktika.Media) есть видео про иммунотерапию. Еще пара моих комментариев и несколько материалов моих коллег на эту тему.

Но в общем море «ура-ура, нашли лекарство от рака», «британские ученые доказали…» это может быть очень сложно найти.

А какие препараты иммунотерапии используются сейчас в России?

Их всего четыре, и они довольно дорогие. Это атезолизумаб «Тецентрик», пембролизумаб «Кейтруда», ипилимумаб «Ервой» и ниволумаб «Опдиво». И все, больше пока ничего нет, но много всего на предрегистрационной стадии.

Какие “методики” на рынке выдают за фальшивую иммунотерапию? Например, назначают профилактические капельницы с иммуномодуляторами против рака.

Инарон, рефнот, вакцины всякие, фракция АСД, всего и не упомнишь.

Как пациенту понять, что ему нужна и может помочь иммунотерапия и как ее можно попробовать получить в рамках ОМС?

Поговорить с врачом, почитать надежные источники (об этом выше). По ОМС пойти к химиотерапевту по месту жительства. Все, больше никак.

За счет чего иммунотерапия такая дорогая? Из чего складывается стоимость лекарства?

Разработка нового лекарства, действительно нового, как эти ингибиторы, стоит миллиард долларов. И семь лет после разработки формула защищена патентом. После этого срока буквально на следующий же день заранее скопированный препарат начинают продавать дешевле. 

Появляется большая конкуренция. Соответственно, за эти семь лет люди, работающие над созданием лекарства, должны вернуть себе “ярд” и заработать. Один “ярд” что в себя включает? Что из 10 лекарств, которые на ранней стадии компания начинает разрабатывать, до клиник доходит только одно, и это занимает лет двадцать.

Соответственно, вот и вся экономика, за 7 лет нужно всю стоимость отбить и немного заработать для акционеров. Очень сложно разрабатывать и очень просто копировать.

Как пациенту понять, что он наткнулся на мошенников?

Сигнальный значок – это, прежде всего, давление. Когда начинается – давайте скорее, уже вчера надо было начать применять препарат, думать вам некогда, по другим местам ходить нечего. То есть такие довольно простые элементы давления.

В онкологии, на самом деле, крайне редко бывает так, что необходимо вот прямо сейчас, сию минуту начать лечение.

Понятно, что если  требуют много денег и есть давление по времени, чтобы человек не успел одуматься, то, скорее всего, что-то не так.

Источник: https://media.nenaprasno.ru/articles/keysy/pravda-i-vymysly-vokrug-immunoterapii-intervyu-s-onkologom-mikhailom-laskovym/

Лечение рака желудка иммунотерапией: применение новой вакцины

Иммунотерапия при лечении рака желудка

Вопросами лечения рака желудка занимаются многочисленные лаборатории, ученые, врачи. И последние десятилетия намечается значительный прогресс в этом вопросе, заметный, правда, больше в теории, чем на практике.

Для многих больных заявленные прогнозы все еще остаются не вполне благоприятными.

Соответственно, на фоне того, что иммунотерапия при лечении различных видов рака, в том числе почки, молочной и предстательной железы все больше специалистов проявляют интерес к вопросам применения этого метода в лечении рака желудка.

Принципы иммунотерапии

Основная задача иммунной системы – различать “чужие” клетки и организмы и изолировать их от “своих”. Соответственно, иммунотерапия предполагает, что с раковыми клетками будет бороться сам иммунитет. Правда, для этого организму необходима определенная помощь.

После того, как впервые была выдвинута подобная теория, далеко не все восприняли ее серьезно, некоторые ученые напрочь отвергали даже возможность проведения экспериментов в этой области.

Но вскоре способность иммунитета самостоятельно бороться с раковыми клетками была доказана, теория была полностью подтверждена на практике стала неотъемлемой частью системы иммуноредактирования рака.

Весь процесс иммунного ответа условно делят на три фазы. Это фаза устранения, равновесия и избегания. На первом этапе рост клеток опухоли может привести к некоторым изменениям в окружающих зонах, в том числе и к их локальному повреждению.

В это же время иммунная система секретирует цикотины и Ɣ-интерфероны и сдерживает процесс образования новых клеток опухоли.

Следующий процесс – антигенпрезентирующие дендритные клетки приступают к поглощению опухолевых антигенов, тем самым активируя Т-лимфоциты, которые и отвечают за иммунный ответ.

Самым сложным и продолжительным этапов в иммуноредактировании является этап равновесия. В этой фазе все клетки имеют динамический баланс. Но, так как в это время наблюдается генетическая нестабильность при которой раковые клетки могут быть вполне устойчивыми, они выживают и приобретают резистентность, следствием чего является фаза избегания.

При изучении иммунотерапии значимым этапом был процесс выделения первого антигена опухоли, который бы распознавался Т-клетками. Для этого был клонирован ген MAGE, который, собственно, и кодирует антигены. Эти опыты и доказали саму возможность использования иммунотерапии для лечения рака, заставив клетки иммунной системы самостоятельно находить и уничтожать “чужие” клетки.

Вакцина против рака

Такая вакцина используется для того, чтобы активировать клетки иммунной системы, улучшить ее способности распознавать раковые клетки и уничтожать их, стимулируя опухолеспецифичные Т-лимфоциты.

Весь процесс выглядит примерно следующим образом: используя антиген-презентирующие клетки Т-клетки распознают опухолевые антигены.

Как правило, антигены имеют довольно специфические признаки, это пептиды, расположенные внутри клетки, но на поверхности клетки имеются молекулы, которые легко распознаются Т-клетками.

В процессе изучения этого вопроса были обследованы несколько тысяч опухолевых антигенов. Но особое внимание привлек именно ген MAGE, который впервые был обнаружен у больных меланомой.

Но он может быть представлен в самых различны опухолях, а также на нормальных, здоровых клетках, где ген совершенно не проявляет себя.

Остальные возможные антигены являются пептидами, которые возникли вследствие каких-либо мутаций, могут быть представлены антигенами дифференцировки, избыточной экспрессии и вирусные антигены.

При раке желудка MAGE экспрессируется в 38% случаев. При проведении доклинических исследований было выявлено, каким именно образом Helicobacter pilori осуществляет индуцирование экспрессии МАGE-3. Первые опыты проводились на модели рака желудка мышей.

Как следствие – была получена регрессия опухоли. На следующем этапе ученые провели исследование на 22 пациентах, имеющих диагноз рак желудка. В этой фазе исследований использовались пептиды VEGF-R1 и VEGF-R2, которые применялись совместно с цисплатиной и S-1.

Итоговый результат – частичная регрессия у 55% пациентов, увеличение общей выживаемости.

Дополнительно в ходе исследований было выявлено, что опухолевые антигены, которые связаны с HER2/neu, могут значительно повлиять на развитие иммунотерапии и результативность вакцинации против рака.

Еще одним видом иммунотерапии является адоптивная иммунотерапия, при которой у больного выявляют опухолевые Т-клетки и культивируют их вне организма.

Затем они возвращаются пациенту уже генетически модифицированные и в несколько увеличенном количестве.

В качестве активированных киллеров используются различные типы клеток, среди которых имеются и лимфоциты, особенностью которых является инфильтрация опухолей.

В одном из последних исследований принимали участие 44 больных раком желудка. Для лечения использовались тумор-ассоциированные лимфоциты, в одном случае применялась химиотерапия, а в другом – нет. Более высокая общая выживаемость наблюдалась в группе, где тумор-ассоциированные лимфоциты использовались вместе с химиотерапией.

Здесь же была проверена и теория использования цитокин-индуцированных киллеров, которые были обработаны in vitro. Здесь результат был более высокий, чем при использовании только химиотерапии.

При этом отмечается, что большое значение имеет специфика обработки киллеров, благодаря чему значительно уменьшается количество побочных эффектов, которые возможны при применении иммунотерапии, в том числе и жизнеугрожающих последствий лечения.

Ингибиторы иммунных контрольных точек

Для того, чтобы снизить негативные последствия от применяемого лечения, требуется регулировать активность Т-клеток. Для этого в процесс лечения включены несколько контрольных точек, помогающих более явно и своевременно определить возможные проблемы.

Ингибирующими рецепторами служат CTLA-4 и РD-1, они возникают на поверхности Т-клеток, где после активации они и передают негативный сигнал.

Таким образом, осуществляется блокада этих антител, что влияет на активность самих Т-клеток, которые работают при большинстве разновидностей опухолей.

В геномных атласах рака не так давно были определены 4 опухолевых подтипа адекарциномы желудка:

  • позитивные по вирусу Эпштейна-Барр;
  • микросателлитные нестабильные;
  • геномно-стабильные;
  • с хромосомой нестабильности.

Использование подобной классификации значительно упрощает работу врача при выборе наиболее эффективного лечения.

Так, подгруппа с вирусом Эпштейн-Барр, к которой относится около 15% больных раком желудка, имеет более высокую экспрессию РD-L1.

Этот показатель сигнализирует о выраженном присутствии иммунных клеток, а, значит, применение ингибиторов иммунных контрольных точек будет вполне оправданным.

Тремелимумаб

Вторая фаза исследований проходила для 18 больных с раком желудка. В этом случае использовался тремелимумаб. Результат был не столь ожидаемым, но все же с положительной динамикой. Объективный ответ удалось получить лишь у 5% больных, медиана выживаемости в этом случае – 4,8 месяцев.

На основании проведенных исследований возникло предположение, что одновременное использование двух ингибиторов может обеспечить более высокий результат. В итоге был представлен новый препарат MEDI 4736, который является моноканальным антигеном IgG1.

Его задача – связаться с РD-L1, препятствуя его соединению с РD-1 и СD-80. Данные, полученные на предварительном этапе, показали отличный результат, с высокой эффективностью препарата при большом количестве различных опухолей, среди которых имеется и рак желудка.

На сегодня все еще продолжаются исследования MEDI 4736, используемого в качестве монотерапии и в связке с иммуномодуляторами.

Ниволумаб

Применение Ниволумаба обеспечило достаточно высокую эффективность лечения при многих видах опухоли. Это антитело является хорошим блокатором, который препятствует взаимодействию РD-1 и РD-L1.

Этот препарат изначально был одобрен для лечения меланомы (нерезектабельной или метастатической), после прогрессирования при применении ипилимумабе. Несколько позже Ниволумаб одобрили и в качестве препарата для 2-й линии лечения рака легкого.

Как показали исследования, Ниволумаб оказался более эффективным по сравнению с доцетакселом при плоскоклеточном немелкоклеточном раке легкого.

Сейчас активно проводятся исследования по применению ниволумаба в качестве самостоятельного препарата или его использование комплексного применения при лечении рака желудка.

Первые полученные данные показали, что использование двойной блокады РD-1 и СТLА-4 обеспечивало повышенный выброс цитокинов и приводило к увеличению пролиферации определенных Т-клеток по сравнению с блокадой лишь одного из рецепторов.

Соответственно, такие показатели привели к новым этапам исследования, где ниволумаб может использоваться в монотерапии или в комплексе с ипилимумабом при лечении метастатического рака желудка, мелкоклеточного рака легкого и некоторых других видов опухолей.

Пембролизумаб

Еще один из эффективных препаратов для лечения рака – пембролизумаб. Он является гуманизированным моноклональным IgG4 антителом, роль которого – блокировать совместную работу PD-1 с PD-L1 и PD-L2. На этапе исследований этот препарат показал достаточно высокие результаты.

У 135 пациентов с метастатической меланомой общий ответ составил 26%,. К тому же, как показали лабораторные исследования применение пембролизумаба имеет управляемый профиль токсичности. В связи с вышеперечисленным, FDA одобрило пембролизумаб как средство для лечения меланомы.

После этого были проведены исследования по применению препарата для лечения больных раком желудка. Исследования проводились среди 165 пациентов. Среди них 65 человек были PD-L1 позитивными, больше половины из них (39 человек) каждые 2 недели получали лечение в виде пембролизумаба.

И у 41% в итоге отмечается уменьшение опухоли. При этом было проедено некоторое разделение на азиатскую и неазиатскую группы.

Результат азиатской популяции – 32%, неазиатской – 30%. ПО заверению самих больных и их врачей, пациенты достаточно легко перенесли лечение. Важным фактором в этом случае послужило то, что каждый из них предварительно также проходил различные этапы избавления от раковой опухоли, и, как правило, такое лечение было достаточно серьезным.

Подводя итоги

На данный момент иммунотерапия является одним из основных методов лечения многих видов рака. Несмотря на то, что первые прогнозы были вовсе не оптимистичными, результаты проведенных исследований позволили смело заявлять о том, что именно такой метод лечения может стать передовым.

Особенно это касается меланомы, где особо отмечено улучшение выживаемости. А вот лечение рака желудку требует дополнительного изучения, проведения лабораторных исследований, тестирований на различных группах и в различных условиях.

К тому же, изучение этого вопроса могло бы помочь в выявлении тех биомаркеров, которые были бы максимально эффективны при использовании иммунотерапии. В этом случае возможно увеличение числа пациентов с положительным результатом от применяемого лечения.

К тому же, этот метод поможет выявить больных, у которых более вероятно развитие токсичности, а, значит, определить экономическую выгоду от применяемого лечения будет намного проще.

Источник: https://HospitalAssuta.ru/state/immunoterapiya-kak-odin-iz-osnovnyh-metodov-lecheniya-raka-zheludka.html

Побочные эффекты иммунотерапии

Иммунотерапия при лечении рака желудка
Атезолизумаб (Тецентрик) — это гуманизированное моноклональное антитело из класса IgG1 с видоизмененным Fc-фрагментом, которое непосредственно связывается с PD-L1 и блокирует его взаимодействие с рецепторами PD-1 и B7.1.

Таким образом, атезолизумаб способствует прекращению опосредованного PD-L1/PD-1 подавления иммунного ответа и вызывает реактивацию противоопухолевого иммунитета.  Вторая сторона медали современной иммунотерапии – это побочные эффекты, осложнения, иммуноопосредованные нежелательные явления.

Они обусловлены избыточной активацией иммунной системы с аутоиммунным поражением нормальных тканей различных органов и систем. Эти симптомы могут появиться уже в течение 1 недели или только через 54 недели от начала терапии, могут усиливаться в любой момент времени и приводить к фатальным последствиям.

Иммуноопосредованный пневмонит наблюдается у 2,7% пациентов. Начальные признаки и симптомы: сухой кашель, прогрессирующая одышка, хрипы на вдохе, гипоксия, лихорадка, боль в груди.

Необходимо как можно раньше сообщать о симптомах, что позволит оперативно и эффективно предотвратить угрожающую жизни дыхательную недостаточность и срочного вмешательства, например, трахеостомии или интубации.

Иммуноопосредованный гепатит – у 2% пациентов.

Проявляется преимущественно бессимптомным повышением активности печеночных ферментов, редко повышением общего билирубина и желтухой, потемнением мочи, посветлением кала, кожным зудом, повышением кровоточивости, иногда присутствие лихорадки. Крайне важен контроль функции печени до начала терапии и перед каждым введением, что позволит предотвратить развитие тяжелой степени гепатита и соответственно прерывание лечения.

Иммуноопосредованный колит – у 1.1%. Проявляется болями в животе, спазмы, изменения частоты и характера стула, слизь или кровь в стуле. В запущенной форме вплоть до перфорации кишечника, сепсиса, симптомов раздражения брюшины и кишечной непроходимости.

Иммуноопосредованное нарушение функции щитовидной железы:

Гипотериоз – у 5.2% в монотерапии и у 24.3% в комбинации с бевацизумабом. Признаки: низкий обмен веществ в организме-запор, холодовая непереносимость, забывчивость и изменения личности, увеличение веса, задержка жидкости, отечность лица, изменения голоса, сухость кожи.

Гипертиреоз – у 4.9% с карбоплатином и наб-паклитакселом, 6,35%- с бевацизумабом, 0.9%- в монотерапии. Признаки: внезапное снижение массы тела, несмотря на повышенный аппетит, беспокойство, раздражительность, бессонница, потливость, мелкий тремор.

Надпочечниковая недостаточность – у 0.4% может проявляться усталостью, анарексией, снижением массы тела, гиперкортезолэмией, гипонатриемией.

Развитие сахарного диабета в 0.3% случаев будет проявляться гипергликемией, заторможенностью, рвотой, болями в мышцах, полидипсией и полиурией и потребовать заместительной инсулинотерапии.

Симптомы панкреатита как осложнения иммунотерапии атезолизумабом – боли в спине/животе, анорексией, тошнотой, рвотой, отеком поджелудочной железы.

Иммуноопосредованный менингоэнцефалит встречается в 0.4% случаев и может проявляться головной болью, изменениями психического состояния, нарушеним зрения, судорогами, тошнотой, рвотой, ригидностью затылочных мышц ,ознобом, спутанностью сознания 

Нейропатия может проявляться как неспецифической симптоматикой: головной болью, головокружением, парестезией (онемение, покалывание, болевые ощущения), так и расстройствами вегетативной нервной системы, птозом, двоением в глазах, дисфагией, быстро прогрессирующей мышечной слабостью, дыхательной недостаточностью.

При иммунотерапии атезолизумабом крайне важно информирование и обучение пациентов для оперативного выявления нежелательных явлений, так как своевременная диагностика и надлежащая медикаментозная терапия улучшит результаты и при этом не окажет негативного влияния на активность иммунопрепарата. В клинике De Vita мы используем все возможности и достижения современной онкологии для лечения злокачественных опухолей, в том числе новейшие таргетную и иммунотерапию.
Мы накопили большой клинический опыт применения всех иммунопрепаратов, перечисленных в этой статье. Разработанные нами уникальные восстановительные программы, а также мультидисциплинарный подход с привлечением смежных специалистов – онкокардиолога, гастроэнтеролога-нутрициолога и онкокосметолога-дерматолога помогают делать лечение не только эффективным, но и максимально комфортным для пациента. Узнайте о возможностях лечения побочных эффектов иммунотерапии в вашем случае. Запишитесь на прием к онкологу-химиотерапевту по телефонам клиники +7 (812) 952-83-73, +7 (812) 318-59-90, и мы проконсультируем вас в день обращения.

Источник: https://cpm-devita.ru/patients/immunoterapiya-pri-rake/posledstviya/

Помощь Онколога
Добавить комментарий