Гипоксия при раке и лечение гипоксии

Нобелевский парадокс. Как защитить себя от рака и старения с помощью нехватки кислорода

Гипоксия при раке и лечение гипоксии

Украинские медики рассказывают, как обычный человек может поставить себе на службу недавнее медицинское открытие, заслужившее Нобелевскую премию

Н обелевская премия ежегодно присуждается тем, кто в течение предыдущего года принес наибольшую пользу человечеству.

В области медицины в 2019-м самыми полезными признали исследования сразу троих ученых. И $900 тыс. разделили между собой американцы Грегг Семенза, Уильям Келин-младший и британец Питер Рэтклифф.

Все они работали порознь. Но в итоге их усилия привели к пониманию того, как организм адаптируется к гипоксии — нехватке кислорода.

Мы задались вопросом, а есть ли у этого нового понимания практическая сторона? Проще говоря — как самый обычный человек может поставить эти знания на службу своему здоровью?

Об этом мы поговорили с Екатериной Розовой, доктором биологических наук, ведущим сотрудником отдела гипоксии Института физиологии им. А. Богомольца, и Геннадием Апанасенко, профессором кафедры медицинской реабилитации, физиотерапии и спортивной медицины Национальной медакадемии последипломного образования им. П. Л. Шупика.

Как тело реагирует на нехватку кислорода

Э тот научный пазл складывался в течение многих лет. Сначала профессор, член Медакадемии США Грегг Семенза в 1995 году открыл белковый комплекс HIF (аббревиатура означает «факторы, индуцируемые гипоксией»).

Он состоит из двух белков HIF-1α и ARNT и в ответ на гипоксию запускает производство гормона эритропоэтина. А тот в свою очередь стимулирует образование гемоглобина и эритроцитов.

Первый обеспечивает перенос кислорода в ткани. Вторые — красные кровяные тельца — насыщаются кислородом в легких и затем разносят его по всему телу.

«Так, как ни парадоксально, благодаря тому, что организм недополучил кислорода извне, улучшается кровоснабжение во всем теле и ткани, наоборот, им более эффективно обогащаются», — комментирует Екатерина Розова.

Вклад профессора Оксфорда Питера Рэтклиффа такой: он доказал, что белок HIF-1a в частности дирижирует обменными процессами во всех клетках нашего тела. Например, во время гипоксии ускоряет их.

А профессор Гарвардской медицинской школы Уильям Келин обнаружил, что ген VHL при нормальных уровнях кислорода способствует разрушению белка HIF-1α, таким образом завершая запущенный гипоксией адаптивный механизм.

В чем польза нехватки кислорода

И так, благодаря разрозненным усилиям троих ученых мировая наука получила наиболее полную на сегодняшний день картину того, как наше тело реагирует на кислородное голодание.

«Это позволит создать новые препараты и методики лечения многих серьезных заболеваний, таких как болезнь Паркинсона, диабет, рак», — считает Екатерина Розова.

Помните, как HIF запускает образование гемоглобина и эритроцитов? При этом также образуются новые кровеносные сосуды. В том числе и в опухолях, и они растут. Научившись блокировать этот процесс, ученые смогут укротить онкологию.

Как видим, гипоксия — штука непростая: может запустить как оздоровительные, так и опасные для здоровья процессы в организме.

Как направить эту окси-силу в мирное русло? Что нужно делать, чтобы гипоксия приносила пользу? И в чем, собственно, заключается эта польза?

«Весь мой опыт и мои научные исследования говорят, что тренировка гипоксией повышает устойчивость человека к различным негативным воздействиям факторам внешней среды, увеличивает резервы организма», — утверждает Геннадий Апанасенко.

По его словам, пользу дефицита кислорода доказывает и опыт жителей высокогорья, среди которых большой процент долгожителей.

За счет чего это происходит?

«Включаются приспособительные реакции и активизируются очень многие процессы в организме, которые связаны с сердечно-сосудистой, дыхательной, кровеносной системами, — объясняет Екатерина Розова. — И что важно: даже после того, как уровень кислорода нормализовался, в организме остается тренировочный след. Насколько долго — зависит от индивидуальных особенностей организма».

Окси-дефицит создают горы, смеси и спорт

У обычного человека, далекого от медицины, может возникнуть вполне закономерный вопрос: выходит, полезно сидеть в битком набитом офисе с наглухо «задраеными» окнами?

Ведь в таких условиях действительно кажется, что нечем дышать.

Ответ на него — нет.

Чтобы повысить свои резервы с помощью нехватки кислорода и оздоровиться, есть три пути.

«Первый — дышать газовыми смесями со сниженной концентрацией кислорода. Эти гипоксические тренировки дозированные и кратковременные», — рассказывает Екатерина Розова.

Второй вариант, по ее словам, это горы. Причем украинские Карпаты — оптимальны для гипоксических нагрузок: они невысокие, а значит, не возникнет горная болезнь.

«К тому же Карпаты очень зеленые, там чистый воздух», — уточняет она.

И третий путь оздоровления с помощью нехватки кислорода — это физические нагрузки. При них также возникает гипоксия.

Нехватка кислорода — обратная сторона медали

А вот нехватка кислорода, которую долго испытывает человек в плохо проветриваемом помещении, заполненном людьми, ничего хорошего не принесет.

«Во-первых, при гипоксических тренировках дефицит кислорода кратковременный. Во-вторых, в офисе ситуация усугубляется еще и гиподинамией: человек очень мало двигается, и гиперкапнией — накоплением в воздухе углекислого газа», — объясняет Екатерина Розова.

По словам эксперта, это чревато тем, что изменяются обменные процессы: в организме возрастает содержание вредных веществ и не вырабатываются энергетически эффективные и необходимые.

А это чревато возникновением любой патологии.

Что делать?

Не бросать же любимую работу из-за нехватки кислорода?

Устраивайте себе кислородные паузы.

«Например, выходите на балкон. Только не на нижние этажи: там в городском воздухе скапливается много вредных веществ. И ни в коем случае не курите», — советует Екатерина Розова.

По ее словам, во время обеда лучше выходить из офиса, чтобы прогуляться.

За рабочим столом стоит время от времени выполнять какие-то несложные физические упражнения: это улучшит кровоснабжение в теле.

На выходных стоит побольше находиться на свежем воздухе: так из организма через легкие лучше выводятся накопленные вредные вещества.

«И при любой возможности отправляйтесь на отдых в горы», — заключает Екатерина Розова.

Источник: https://nv.ua/health/lifehacks/nehvatka-kisloroda-protiv-stareniya-i-raka-kak-lechitsya-s-pomoshchyu-gipoksii-50053884.html

Гипоксия опухоли и ее метастазирование

Гипоксия при раке и лечение гипоксии

Влияние гипоксии на метастазирование может иметь два объяснения: а) острая гипоксия усиливает мутации и оказывает селекционное давление, способствующее появлению более агрессивных клеточных вариантов; б) стресс, ассоциированный с острой гипоксией, индуцирует эпигенетические изменения, которые повышают способность клеток образовывать жизнеспособные метастазы. Приведенные результаты указывают на важность создания диагностического метода, способного оценивать не только общую, хроническую, гипоксию, но и временные изменения оксигенации опухолевой ткани, так как эти два вида гипоксии могут по-разному влиять на исход заболевания.

В проблеме гипоксия и опухолевый рост имеет место определенный парадокс: с одной стороны, гипоксия как неблагоприятный фактор для клеток и тканей должна стимулировать апоптоз и элиминировать погибающие клетки, с другой, — как следует из многочисленных наблюдений, гипоксия стимулирует опухолевую прогрессию. T.G. Graeber и соавт.

показали, что низкий уровень кислорода вызывает апоптоз, зависящий от содержания в клетках белка р53 дикого типа, в минимально трансформированных фибробластах мышиного эмбриона.

Используя эти клетки, которые росли в виде солидных опухолей у иммуно-дефицитных мышей, авторы нашли участки апоптотических клеток, находящихся рядом с гипоксическими очагами в опухолях, которые происходили из клеток с диким типом р53.

В опухолях, происходящих из р53-отрицательных клеток, очагов клеток с признаками апоптоза было значительно меньше, и они располагались рядом с гипоксическими участками.

Эти наблюдения представили доказательства того, что гипоксия путем селекции мутантного гена Р53 может способствовать формированию в опухоли более агрессивного фенотипа. Показано также, что гипоксия опухоли может быть прямой причиной мутации р53.

Данные клинических исследований подтверждают это заключение. В частности, в работах с саркомами мягких тканей и карциномой шейки матки показано, что гипоксия — независимый и высокоинформативный прогностический фактор склонности опухоли к метастазированию.

Гипоксия опухоли активирует опухолевую прогрессию и путем промоции ангиогенеза благодаря индукции проангиогенных белков, в частности VEGF.

Следует отметить также, что в индукции VEGF принимает участие и ацидоз опухолевой ткани, причем независимо от гипоксии, что наблюдали D. Fukumura и соавт. в опухолях головного мозга in vivo.

A.J. Giaccia и соавт.

предложили модель эволюции агрессивных опухолей, согласно которой гипоксия оказывает на опухоли особое влияние, способствующее отбору клеток (selective pressure), что приводит к экспансии популяций трансформированных клеток со сниженным или потерянным апоптотическим потенциалом. Клетки, не имеющие апоптотической программы, могут получать преимущества в выживаемости перед другими клетками, когда они подвергаются эндогенному стрессу, например гипоксии, или экзогенному, индуцированному различными факторами, например ионизирующей радиацией. Это преимущество опухолевых клеток выживать при неблагоприятных условиях может быть важной детерминантой усиления опухолевой прогрессии через увеличенную экспрессию проангиогенных факторов роста или усиления метастатического потенциала.

Кроме того, изменения в оксигенации опухоли могут не только вызвать временные фенотипические изменения, которые приводят к резистентности к противоопухолевым воздействиям, таким, как лучевая терапия, но и обусловить изменения генотипа опухолевых клеток, что способствует усилению опухолевой прогрессии.

При местнораспространенном раке шейки матки изменения оксигенации опухоли являются независимым прогностическим фактором, позволяющим оценить безрецидивную выживаемость и местный контроль.

При исследовании опухолей головы и шеи и сарком мягких тканей установлено, что у больных с гипоксическими опухолями, которых лечили облучением и/или химиотерапией, частота развития метастазов была выше, чем у больных с хорошо оксигенированными новообразованиями.

Изучение оксигенации опухоли позволяет также прогнозировать течение заболевания у больных, которых лечили только хирургическим методом. На этом основании можно предположить, что гипоксия опухоли не только делает клетки более резистентными к терапевтическим агентам, но и усиливает их агрессивность.

Одним из возможных объяснений влияния дефицита кислорода на агрессивность опухоли может быть модуляция апоптоза.

В экспериментальных опухолях гипоксия обеспечивает селективное давление на опухолевые клетки, способствуя формированию популяции опухолевых клеток с уменьшенной апоптотической чувствительностью не только к гипоксии, но и к противоопухолевым агентам.

Трансформированные клетки с мутациями в апоптотической программе вследствие инактивации гена супрессора опухоли Р53 или гиперэкспрессии антиапоптотических генов, таких, как BCL-2, будут иметь преимущества выживания в гипоксических условиях.

– Читать далее “Влияние гипоксии на клетки шейки матки инфицированные вирусом простого герпеса”

Оглавление темы “Взаимосвязь гипоксии опухоли и ее метастазирования”:
1. Гипоксия опухоли и ее метастазирование
2. Влияние гипоксии на клетки шейки матки инфицированные вирусом простого герпеса
3. Роль HIF-1 при опухолевой прогрессии во время гипоксии
4. Разновидности и типы гипоксии опухолевой ткани во время метастазирования
5. Интенсивность метастазирования различных опухолей при гипоксии

Источник: https://dommedika.com/258.html

Гипоксия при раке и лечение гипоксии

Гипоксия при раке и лечение гипоксии

Знакомьтесь, новый друг опухоли — гипоксический стресс.

Жизнь на Земле в целом и жизнь конкретной клетки зависят от кислорода. Концентрация (напряжение) кислорода в окружающей организм/клетку среде, близкая к атмосферному (т. е. к 21 %), называется нормоксия. Отклонения от данного значения расценивают как гипо- или гипероксию.

Физиологическая гипоксия присутствует во множестве нормальных тканей, включая сетчатку, мозговое вещество почки, эпидермис кожи и костный мозг (гипоксические ниши). Как нормальные, так и опухолевые клетки адаптируются к гипоксической микросреде путем регулирования экспрессии белка семейства факторов транскрипции, индуцируемых гипоксией (HIF).

HIF представляют собой димерные белки, состоящие из O2-чувствительной α-субъединицы (HIF-1α, HIF-2α или HIF-3α) и β-субъединицы (ядерный транслокатор HIF-1β).

Гены, индуцированные гипоксия-зависимыми HIF-1α и HIF-2α, играют важную роль в регуляции различных аспектов канцерогенеза, таких как ангиогенез, устойчивость к апоптозу, химио- и радиорезистентность, пролиферативная активность, инвазивный потенциал и метастазирование, регуляция pH микроокружения опухоли и ее метаболизм в целом, ускользание от иммунного надзора и поддержание пула раковых стволовых клеток [1].

Гипоксия и предательство иммунной системы

Гипоксическая среда в опухолевой ткани способствует подавлению противоопухолевого иммунного ответа за счет трансформации клеток миелоидного ряда в иммуносупрессивные фенотипы.

В экспериментальных моделях подтверждено, что гипоксические зоны в солидных опухолях инфильтрируются большим количеством иммуносупрессивных «клеток-предателей», таких как миелоидные клетки-супрессоры, ассоциированные с опухолью макрофаги и T-регуляторные (Treg) клетки (Рис. 1) [2,3].

Рисунок 1 | Влияние гипоксии на рекрутирование иммунных клеток опухолевым микроокружением. В условиях гипоксии микроокружение опухоли рекрутирует индуцирующие толерантность иммунные клетки: T-регуляторные клетки и M2-ассоциированные с опухолью макрофаги.

В условиях снижения гипоксии тканевой среды изменяются клеточные сигналы (цитокины), для миграции в опухолевый очаг иммунокомпетентных клеток, экспрессирующие на своей поверхности PD-1: NK-клетки и цитотоксические Т-лимфоциты (ЦТЛ) [2].

ПЭК — клетки-предшественницы эндотелиальных клеток (костно-мозговые), ОСК — опухолевые стволовые клетки.

Читать еще:  Лечение мухомором при раке яичников

Гипоксическая стимуляция гетерогенности опухолевых клеток

Гипоксия и HIF не только индуцируют дедифференцировку опухолевых клеток в незрелый «стволовой» фенотип, но и поддерживают опухолевые клетки со свойствами стволовых клеток, посредством экспрессии факторов плюрипотентности, таких как OCT4, SOX2 и NANOG, необходимых для поддержания самообновления в стволовых клетках, или активации сигнального пути Notch, который регулирует самообновление и дифференцировку клеток. Опухолевые клетки, избыточно экспрессирующие HIF, обнаруживают более низкий уровень дифференцировки, и следовательно, более высокий потенциал стволовости по сравнению с хорошо оксигенированными клетками. А так как постоянная пролиферация клеток также сопровождается высокими уровнями HIF, клеточная дифференцировка незлокачественного опухолевого микроокружения тоже угнетается, представляя собой «бомбу замедленного действия» с высоким потенциалом злокачественности [2].

Гипоксическая пластичность опухолевых клеток

Эпителиально-мезенхимальный переход — это процесс трансдифференцировки, при котором поляризованные эпителиальные клетки теряют свои эпителиальные черты, приобретая мезенхимные особенности, обусловливающие более высокий инвазивный потенциал.

Также возможен возврат в эпителиальное состояние, частично или полностью (мезенхимально-эпителиальный переход). Поэтому наиболее точным термином является эпителиально-мезенхимальная пластичность (ЭМПл).

В нескольких исследованиях обнаружено, что гипоксия способствует дизрегуляции экспрессии молекул клеточной адгезии и развитию ЭМПл при различных типах злокачественных новообразований, включая рак предстательной железы, молочной железы, почек, поджелудочной железы, рак легких и плоскоклеточный рак кожи [2] Так называемые циркулирующие опухолевые клетки, которые генерируются в первичной опухоли, освобождаются от межклеточных плотных контактов и колонизируют отдаленные органы, экспрессируют маркеры мезенхимной стадии ЭМПл [5].

Рассматривается связь гипоксии с повышенной нестабильностью генома. Обнаружена дизрегуляция микроРНК (miRNAs) в гипоксических очагах, где выявлена гиперэкспрессия miR-133a-3p [4].

Сосудистые эффекты гипоксии

Важнейшим элементом роста опухоли является развитие сосудистой сети, которая сильно дезорганизована и постоянно меняется из-за изменения числа кровеносных сосудов. Следствием этого являются колебания уровня кислорода и глюкозы, что приводит к сменяющим друг друга состояниям гипоксии, анаэробного и аэробного гликолиза.

Сначала в результате персистирующей оксигенации в опухоли с новообразованными сосудами наблюдается аэробный гликолиз.

В условиях увеличения площади гипоксических участков и выраженности снижения уровня молекулярного кислорода в клетках (как опухоли, так и ее микроокружения), увеличивается гипоксическая трансформация с увеличением всех гликолитических белков, транспортеров глюкозы (GLUT-1 и GLUT-3), гексокиназы 1 и 2, фосфофруктокиназы (PFK), альдолазы, глицеральдегида-3-фосфатдегидрогеназа (GAPDH), фосфоглицераткиназю (PGK), енолазы, пируваткиназы, а также лактатдегидрогеназы (LDH). При этом в гетерогенной опухолевой популяции и ее нише каждая клеточная линия имеет индивидуальный порог для гипоксической трансформации, вызывающей гликолиз [5].

Читать еще:  Нетрадиционные методы лечения рака плоскоклеточного рака

И выдыхая после прочитанного…

Уточнение роли опухолевого микроокружения в прогрессировании канцерогенеза необходимо для углубленного понимания фундаментальной биологии злокачественных новообразований и поиска новых путей терапии.

Создаваемая солидными опухолями враждебная гипоксическая микросреда может значительно препятствовать противоопухолевому иммунному ответу (преимущественно клеточно-опосредованному) и ослаблять эффективность иммунотерапии. Также в условиях гипоксии в «опухолевой Спарте» происходит отбор наиболее агрессивных клеток.

Кроме этого, в данных условиях клетки повышают свой потенциал пластичности, что в итоге обусловливает патоморфоз опухоли, повышая клональную гетерогенность. И тут гипоксия становится новой перспективной мишенью противоопухолевой терапии.

Воздействие на различных этапах гипоксического сигнального каскада, как ожидается, значительно снизит способность опухоли ускользать от иммунной системы, улучшит доставку «боеприпасов» (повысив эффективность как медикаментозной, так и лучевой терапии) и ударит прямо в тыл врага — в ее базы снабжения в виде микроокружения.

Итак, чтобы опухоль «задохнулась», нужен усиленный приток кислорода. И направить диверсантов (таргетные препараты) логичнее всего в сосудистое русло, способствуя его ремоделированию и улучшению газообмена в опухолевом стане.

Источники:

1. Rankin, E. B. & Giaccia, A. J. Hypoxic control of metastasis. Science, 352, 175–180 (2016)

2. Noman, M. Z., Hasmim, M., Messai, Y., Terry, S., Kieda, C., Janji, B., & Chouaib, S. (2015). Hypoxia: a key player in antitumor immune response. A Review in the Theme: Cellular Responses to Hypoxia. American journal of physiology. Cell physiology, 309(9), C569-79

3. Li, Y., Patel, S. P., Roszik, J., & Qin, Y. (2018). Hypoxia-Driven Immunosuppressive Metabolites in the Tumor Microenvironment: New Approaches for Combinational Immunotherapy. Frontiers in immunology, 9, 1591. doi:10.3389/fimmu.2018.01591

4. Vinayak Bhandari et al, Molecular landmarks of tumor hypoxia across cancer types, Nature Genetics (2019). DOI: 10.1038/s41588-018-0318-2

Читать еще:  Сколько стоит лечение рака шейки матки в израиле

5. Li, C. H., Haider, S., Shiah, Y.-J., Thai, K. & Boutros, P. C. Sex differences in cancer driver genes and biomarkers. Cancer Res.78, 5527–5537 (2018)

6. Li, Y., Patel, S. P., Roszik, J., & Qin, Y. (2018). Hypoxia-Driven Immunosuppressive Metabolites in the Tumor Microenvironment: New Approaches for Combinational Immunotherapy. Frontiers in immunology, 9, 1591. doi:10.3389/fimmu.2018.01591

Источник: https://ablepihin.ru/lechenie/gipoksiya-pri-rake-i-lechenie-gipoksii.html

Гипоксия и Рак

Гипоксия при раке и лечение гипоксии

  Уровень оксигенации тканей разных органов вариабелен. Низкая оксигенация или гипоксия конкретного участка может развиваться по многим причинам, как правило, при увеличении пролиферации клеток, воспалении, фиброзе или травме.

В молочной железе доброкачественные склеротические изменения коррелируют с повышенным риском развития инвазивного рака, и зависят от влияющего на степень насыщения кислородом объёма склерозированного участка, с течением времени риск увеличивается.

Эффект низкой оксигенации на доброкачественные эпителиальные клетки изучен мало, но лучше изучено влияние гипоксии на опухолевые клетки.

Продолжающийся рост опухолевой клеточной массы приводит к повышению давления внутри опухоли и, вследствие этого, к недостаточной перфузии, что усугубляет гипоксию.

Таким образом, опухолевая ткань плохо снабжается кислородом по сравнению с соответствующими нормальными тканями. Усиление гипоксии опухолевой ткани коррелирует с худшим исходом заболевания и низкой эффективностью лечения.

Опухолевые клетки, в том числе и клетки рака молочной железы, пребывающие в условиях гипоксии, имеют менее дифференцированный фенотип с экспрессией маркеров стволовых клеток.

При протоковом раке in situ гипоксические клетки, окружающие некротическую зону, дедифференцируются, что можно оценить по стандартным клиническим гистопатологическим критериям. Эти мало организованные клетки проявляют высокий уровень экспрессии HIF-1α белка и эпителиального маркера стволовых клеток молочной железы – цитокератина 19 (CK19).

Те же процессы проходят и в опухолях, содержащих рецепторы к эстрогенам (ER), когда гипоксия подавляет экспрессию ER, что, скорее всего, связанно с индукцией дедифференцировки.

Предполагают, что индуцированная гипоксией дедифференцировка опухолевых клеток является одним из механизмов, способствующих переходу предраковых состояний протока молочной железы и рака in situ в инвазивные опухоли, а фенотип с низкой дифференцировкой коррелирует с неблагоприятным исходом рака молочной железы и других солидных опухолей.

Настоящее исследование оценивало влияние гипоксии на степень дифференцировки эпителиальных клеток молочной железы и на риск развития злокачественной опухоли.

Материалы и методы.Для исследования были использованы объёмные культуры эпителиальных клеток нормальной ткани молочной железы человека, выращенные на внеклеточном матриксе с большим количеством перегородок. Нормальная ткань молочной железы была получена с письменного согласия доноров.

Культура выращивалась при нормоксических (21% O2) или гипоксических (1% O2) условиях 21 день.

Морфогенетический анализ и оценка экспрессии маркеров эпителиальной дифференциации и поляризации клеток были проведены с использованием методов иммунофлуоресценции, иммуногистохимии, КПЦР и иммуноблоттинга.

Результаты и выводы.После трехнедельной инкубации по результатам морфогенетического и иммуногистохимического анализа было выявлено, что при достаточном количестве кислорода в культуре формируются ацинусы из биполярных, высокодифференцированных клеток с ожидаемым распределением маркерных белков.

Клетки, выращенные в условиях гипоксии, наоборот, не принимали полярную структуру и экспрессировали маркерные белки подобно раковым клеткам. Это свидетельствует об утрате клетками дифференцировки.

Помимо этого гипоксические клетки оставались в митотическим состоянии, в то время как в культуре клеток, выращенных при нормальной оксигенации, митотическая активность прекратилась сразу после формирования ацинусов.

При биохимическом анализе в недифференцированных гипоксических клеточных структурах обнаружили индуцированную экспрессию репрессора дифференциации ID1.

Ацинарный морфогенез был связан с глобальным деацетилированием гистонов, в то время как гипоксические эпителиальные клетки молочной железы показали устойчивость к глобальному ацетилированию гистонов, что, как правило, связано с активной транскрипцией и недифференцированной пролиферацией.

Данное исследование выявило важную роль тканевой гипоксии в развитии опухолей молочной железы, так как трансформация высокодифференцированных клеток в низкодифференцированные является серьёзным фактором риска развития рака.

Тот факт, что адекватная оксигенация предопухолевой и опухолевой ткани способна увеличить степень дифференцировки, и тем самым значительно улучшить прогноз, позволяет задуматься о разработке терапии, направленной на устранение гипоксии в пораженных тканях.

Marica Vaapil, Karolina Helczynska, René Villadsen, Ole W. Petersen, Elisabet Johansson, Siv Beckman, Christer Larsson, Sven Påhlman, Annika Jögi. Hypoxic Conditions Induce a Cancer- Phenotype in Human Breast Epithelial Cells. PLoS ONE. September 28, 2012

 Источник: mirvracha.ru

Источник: http://ergashaka.ru/stati/profilaktika-stareniya/392-gipoksiya-i-rak

Помощь Онколога
Добавить комментарий